ГАРМОНИЯ
обратный звонок
Позвоните нам
8 (916) 006-76-46
8 (495) 588-75-32

Йога клуб Мытищи

Детский центр

Танцы

Танцы для детей

Шахматная школа

Услуги

Календарь событий

Мастер-классы

Тренинги, семинары

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
поиск
 
подписка на новости
 

Сказание о сваямваре Драупади Главы 174-189

Главная    |   Библиотека    |   О йоге    |   Махабхарата    |   Махабхарата Книга первая Адипарва    |   Сказание о сваямваре Драупади Главы 174-189

Сказание о сваямваре Драупади

Глава 174

Арджуна сказал:

 

О гандхарва, назови такого знатока вед, который мог бы быть подходящим для нас домашним жрецом, ибо ты знаешь все.

 

Гандхарва сказал:

 

В лесу, у места священных омовений Уткочака,[1] предается покаянию Дхаумья, младший брат Девалы; его изберите, если желаете.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда Арджуна, обрадовавшись, отдал, как надлежит, огненное оружие гадхарве и сказал ему такое слово: «Пусть кони останутся пока при тебе, о лучший из гандхарвов, в нужное время я возьму их, счастье да будет тебе!». И пандавы и гандхарва, почтив друг друга, отправились, куда желали, от прекрасного берега Бхагиратхи. Затем, придя к месту омовений Уткочака в обитель Дхаумьи, пандавы избрали того Дхаумью домашним жрецам, о потомок Бхараты! Дхаумья, лучший из всех знающих веды, принял их, предложил им воду для омовения ног, лесные плоды и коренья и (согласился) быть домашним жрецом.

Тогда пандавы, избрав того брахмана, стали считать свое богатство и царство уже обретенными, а сваямвару царевны Панчалы – уже (выигранной). И они, быки из рода Бхараты, имея шестым спутником свою мать, сочли себя уже имеющими покровителя, ибо получили такого наставника. И он, благородный умом, знающий подлинный смысл вед, сделался их наставником. И всеведущий, знающий закон сделался жрецом партхов.[2] И он считал уже, что эти герои, наделенные умом, храбростью, силою и стойкостью, как вторые боги, по закону получили свое царство. Тогда те владыки людей, получив от него благословение, решили отправиться все вместе на сваямвару царевны Панчалы.

 

Так гласит глава сто семьдесят четвертая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 175

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда эти тигры среди мужей, пятеро братьев пандавов, отправились посмотреть Драупади и великое и дивное празднество. Шествуя вместе с матерью, укротители врагов, тигры среди мужей, увидели множество брахманов, толпами идущих по дороге. И тех пандавов, о царь, спросили брахманы, соблюдавшие обет воздержания: «Куда вы идете и откуда вы пришли?».

 

Юдхиштхира сказал:

 

О вы, подобные богам, знайте, что мы единоутробные братья, идущие из Экачакры вместе с матерью.

 

Брахманы сказали:

 

Идите сегодня же к панчалам ко двору Друпады; там состоится большая сваямвара, на которой будет роздано очень много добра. Мы все также идем туда же. Там предстоит необычайное и великое празднество. У Яджнясены, благородного Друпады, есть дочь, родившаяся из середины жертвенного алтаря. Ее глаза подобны лепесткам лотоса.

Прекрасная и безупречносложенная, она нежна и разумна. Она сестра доблестного Дхриштадьюмны, могучерукого противника Дроны, который родился в панцыре, с мечом, стрелами и луком из пылающего огня, сам подобный огню. Его сестра Драупади обладает безупречным сложением и тонкой талией, от нее исходит благоухание, как от лепестков голубого лотоса, и распространяется на целую крошу. Мы идем посмотреть эту дочь Яджнясены, которая нетерпеливо ожидает времени выбрать супруга, – и великое празднество, подобное (празнику) богов.

 

Цари и царевичи, совершающие жертвоприношения и расточающие щедрые дары, изучающие веды, чистые и благородные, соблюдающие обет, юные и прекрасные – могучие воины, сражающиеся на колеснице, владеющие оружием, съедутся туда из различных стран. И эти владыки мужей, дабы (снискать себе) победу, будут раздавать различные дары: деньги, коров, пищу и всяческое добро. И, получив все это, увидев сваямвару и приняв участие в этом празднестве, мы отправимся тогда куда пожелаем. Лицедеи, сказители и плясуны, суты и панегиристы и могучие атлеты соберутся из различных стран. Удовлетворив таким образом свое любопытство, увидав (зрелища) и получив (что можно), вы, о благородные, затем отправитесь вместе с нами. Увидев вас всех, прекрасных как сами боги, находящихся там, Кришна, может случиться, изберет одного из вас, лучшего из всех. Этот твой брат с могучими руками, счастливый и прекрасный, сражающийся в поединках, может случиться, добудет огромное богатство.

 

Юдхиштхира сказал:

 

О, мы все пойдем вместе с вами посмотреть на чудесное и великое празднество – на сваямвару этой девы!

 

Так гласит глава сто семьдесят пятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 176

Вайшампаяна сказал:

 

Когда так было сказано, пандавы, о Джанамеджая, продолжали путь в страну южных панчалов, охраняемую царем Друпадой. Тогда пандавы, о царь, увидели в пути благородного и безгрешного Двайпаяну, одаренного чистой душою. Воздав ему почести, как надлежит, и ободренные им, они по окончании беседы с его дозволения отправились в столицу Друпады.

 

Видя чарующие леса и озера, могучие воины, сражающиеся на колесницах, медленно шли, останавливаясь то в одном, то в другом месте. Прилежные в изучении вед и чистые, милые и приятноречивые потомки Куру достигли, наконец, страны панчалов. Увидев их столицу и крепость, пандавы поселились там в доме горшечника. Там они стали вести набожный образ жизни, собирая милостыню. И этих героев, прибывших туда, люди совсем не узнали.

 

У Яджнясены было всегда желание выдать Кришну за пандаву Киритина, но об этом он (никому) не говорил. И царь панчалов для того, чтобы разыскать сыновей Кунти, о Джанамеджая, велел изготовить тугой лук, который никто не смог согнуть, о Бхарата! Кроме того, он велел построить машину, способную подниматься в воздух, а также золотую цель, прикрепленную к тому сооружению.

 

Друпада сказал:

 

Кто натянет сей лук, снабженный тетивой, и, отличившись, пронзит стрелами, выпущенными из лука, цель, тот получит мою дочь.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тал царь Друпада возвестил всюду. Услышав это, все цари собрались туда, о Бхарата! И великие мудрецы, желающие видеть сваямвару, и кауравы, о царь, во главе с Дурьйодханой и в сопровождении Карны, и превосходнейшие брахманы из различных стран прибыли туда. И эти толпы царей были приняты с почетом великим Друпадой. Тогда все горожане, производя шум подобно морю, взошли на возвышение. Цари же те расположились внизу. Стадион красовался на прекрасном ровном месте северо-восточнее города, окруженный со всех сторон домами.

 

Он был снабжен стенами и рвами, украшен воротами и арками, покрыт со всех сторон пестрым балдахином; на нем расположились сотни оркестров. Наполненный благоуханиями превосходнейшего алоэ, он окроплялся сандаловой водою и был увешан гирляндами цветов. Он был со всех сторон окружен загородными дворцами, искусно выстроенными я высокими, скребущими небосвод, подобно вершине горы Кайласы. Дворцы были снабжены жемчужными сетками (вместо окон) и украшены полами из драгоценных камней, которые соединялись с лестницами, легкими для восхождения, и были уставлены большими сидениями и покрыты коврами. Они были увешаны цветами и растениями, необычными для деревень и наполненными благовониями алоэ; белые с виду, они напоминали лебедей и распространяли приятный запах на целую йоджану. В них были сотни просторных дверей.

 

Они блистали ложами и сидениями. Отделанные во многих своих частях металлом, они напоминали собой вершины Хималая. И там в разнообразных дворцах поселились все цари, нарядившиеся в красивые одежды, соперничая друг с другом. И расположившихся в больших чертогах этих львов царей, одаренных великою силой и мужеством, величественных и благочестивых, украшенных черным алоэ, охраняющих свои царства и любимых народом за свои добрые и благие деяния, – увидели тогда жители городов и деревень, которые разместились всюду на великолепных скамьях ради удовольствия лицезреть Кришну.

 

А пандавы вместе с брахманами уселись, смотря на необычайное великолепие царя панчалов. И то собрание, о царь, все возрастало много дней; там раздавалось много драгоценностей и красовались скоморохи и плясуны. И в то время как происходило это великолепное собрание, на шестнадцатый день вышла на арену Драунади, с телом, освеженным купанием, в прекрасном платье, убранная всеми украшениями, неся с собою большой разукрашенный золотой сосуд, о бык из рода Бхараты! Домашний жрец из рода сомаков – святой брахман, сведущий в мантрах, совершил тогда жертвоприношение огню, сделав, согласно ритуалу, возлияние топленым маслом. И, удовлетворив огонь и сказав брахманам «свасти!», он остановил вокруг все музыкальные инструменты.

 

И когда там воцарилась тишина, Дхриштадьюмна, о владыка народов, взошел тогда на сцену и голосом, глубоким как облако, сказал громко такое слово, прекрасное и полное высокого смысла: «Смотрите на этот лук и на эти стрелы. Слушайте меня все цари: сквозь отверстие в этой мишени пронзите цель пятью быстрыми (стрелами). Кто, обладая высоким происхождением, прекрасной внешностью и силой, исполнит этот крайне трудный подвиг, тому будет сегодня супругою эта сестра моя Кришна, – я говорю неложно». Так возгласив им, сын Друпады затем стал говорить Драупади, называя имена, происхождение и заслуги собравшихся там царей.

 

Так гласит глава сто семьдесят шестая е Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 177

Дриштадьюмна сказал:

 

Дурьйодхана, Дурвишаха, Дурмукха и Душпрадхаршана, Юютсу и Ватавега, а также Бхимавегадхара; Уграюдха и Балакин, Канакаюсь и Вирочана, Сукундала, Читрасена, Суварчас и Канакадхваджа; Нандака и Бахушалин, Кундаджа и Виката – эти и многие другие сыновья Дхритараштры, могучие герои, в сопровождении Карны собрались ради тебя. Числом сто прибыли, благородные быки – кшатрии. Шакуни и Бала, Вришака и Брихадбала – это съехались все сыновья царя Гандхары.[3] Ашватхаман и Бходжа – лучшие из тех, кто владеет оружием, благородные, наряженные, также явились ради тебя.

 

Бриханта и Маниман имогучий Дандадхара; Сахадева, Джаятсена и Мегхасандхи из Магадхи; Вирата с двумя сыновьями: Шанкой и Уттарой; Вардхакшеми и Суварчас, и царь Сенабинду, и Абхибху вместе с сыном – великолепным Судаманом; Сумитра и Сукумара, Врика и Сатьядхрити, Сурьядхваджа, Рочамана и Нила, а также Читраюдха; Аншуман и Чекутана, и могучий Шрениман; Чандрасена, могущественный сын Самудрасены, и Джаласандха; отец и сын – Суданда и Данда, Паундрака и Васудева и могучий Бхагадатта; Калинга и Тамралипта, владыка Паттаны,[4] и могучий воин, сражающийся на колеснице, Шалья, царь мадров, вместе с сыновьями: храбрым Рукмангадой и Рукмаратхой; Сомадатта из рода Куру и трое его сыновей – могучие воины, сражающиеся на колесницах, герои, прибыли сюда: Бхури, Бхуришравас и Шала.

 

Судакшина – царь Камбоджи,[5] Дридхадханван из рода Куру, Брихадбала и Сушена, и Шиби, сын Ушинары; Санкаршана[6] и Васудева и могущественный сын Рукмини,[7] Самба и Чарудешна, Сарана и Гада, Акрура, Сатьяки и могучий Уддхава; Критаварман, сын Хридики, Притху и Випритху, Видуратха и Канка, Самика и Сарамеджая, и храбрый Ватапати, Джхиллин и Пиндарака и победоносный Ушинара – это названы тебе (герои) из рода Вришни. (Далее): Бхагиратха, Брихаткшатра и царь Синдху[8] – Джаядратха, Брихадратха и Бахлика, и могучий воин, сражающийся на колеснице, Шрутаюс; Улука и царь Кайтава, Читрангада и Шубхангада, мудрый Ватсараджа, а также властитель Косалы.

 

Эти и многие другие владыки различных народов, славные на земле кшатрии, собрались, о милая, ради тебя. Доблестные, они будут ради тебя стрелять в высокую цель. Кто (из них) пронзит эту цель, того сегодня же ты должна избрать (в супруги), о прелестная!

 

Так гласит глава сто семьдесят седьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 178

Вайшампаяна сказал:

 

И те юные мужи, украшенные серьгами, собравшиеся там, соперничая друг с другом, поднимались, высокомерно гордясь своим оружием и силой. По красоте, доблести и высокому роду, по своим достоинствам и юности они, исполненные гордости, напоминали собою хималайских матерых слонов, одержимых порывом течки. С ревностью взирая друг на друга, они, одолеваемые богом любви, восклицая «эта Кришна моя!», внезапно вскочили с царских сидений. И кшатрии, собравшиеся на арене с желанием завоевать дочь Друпады, выглядели как сонмы богов, собравшихся вокруг Умы[9], дочери царя гор. С телами, израненными стрелами бога любви, с сердцами, покоренными Кришной, повелители мужей, выйдя на арену, стали из-за дочери Друпады почитать врагами даже своих друзей.

 

Туда явились также и сонмы богов на воздушных колесницах: Рудры и Адитьи, все Васу и оба Ашвина, садхьи и маруты все, предшествуемые Ямой и владыкою богатства;[10] также дайтьи и супарны, и могучие змеи; божественные мудрецы, гухьяки, и чараны, Вишвавасу, Нарада и Парвата, а также главные из гандхарвов вместе с апсарами. Халаюдха[11] и Кешава, и те, кто главенствует в общине Вришни и Андхака, и лучшие из рода Яду также приняли участие в зрелище, находясь там под началом Кришны. И увидев пятерых партхов, подобных пяти возбужденным слонам, привлеченным лотосами, точно это были пять огней, коих угли покрылись золой, лучший герой из рода Яду[12] задумался.

 

И сказал он Раме:[13] «Это Юдхиштхира, Бхима и Джишну,[14] и два близнеца-героя». И, медленно обозревая их, Рама взглянул на Джанардану,[15] довольный в душе. Другие же сыновья и внуки различных царей, с глазами, сердцами и (всем своим) существом прикованные к Кришне,[16] со ртами, красными из-за искусанных губ, смотрели, выпучив глаза, на нее, расхаживавшую (по арене). И те могучерукие партхи, и великодушные герои-близнецы, увидев Драупади, – были все поражены стрелами бога любви. И воздушное пространство было наполнено божественными мудрецами, гандхарвами и супарнами, нагами, асурами и сиддхами. Воздух был наполнен чудным благоуханием и дивными венками и оглашался громкими звуками и громом барабанов. И было там скопление колесниц и (всюду раздавались) звуки флейт, лютен и других музыкальных инструментов.

 

Тогда те цари, стараясь превзойти друг друга перед Кришною, о царь, собрав все силы, не смогли даже натянуть тот могучий лук. Испробовав (свою силу), некоторые цари были отброшены тугим и упругим луком. Они выгляделп печально, лежа на земле без движения, с разбитыми сердцами. И тогда подняли крик удрученные собравшиеся цари, у коих этим тугим луком были разбиты браслеты и разломаны серьги, а стремление к Кришне приостановлено. И когда среди толпы взволнованных людей цари сделались предметом разговора, Джишну, доблестный сын Кунти, изъявил желание натянуть тот лук со стрелами.

 

Так гласит глава сто семьдесят восьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 179

Вайшампаяна сказал:

 

Когда цари отказались от попыток натянуть лук, из среды брахманов поднялся тогда благородный Джишну. Увидев Партху, подобного знамени Индры, направившегося (к луку), главные из брахманов подняли крик, потрясая антилоповыми шкурами. Некоторые (из них) были недовольны, иные исполнены радости, а третьи, искушенные и разумные, говорили друг другу: «Если славными в мире царями во главе с Карной и Шальей, могучими и искусными в военной науке, не был согнут лук, то каким же образом он может быть согнут простым юношей, не владеющим оружием и слабейшим по силе, о дваждырожденные?

 

Брахманы будут осмеяны среди всех царей, если это (ранее) не удавшееся дело из-за опрометчивости не увенчается успехом. Лучше пусть он не выходит. Пусть будет ему запрещено натягивать лук, ибо он решился на это либо из тщеславия, либо из дерзости, или же по опрометчивости И мы не будем тогда осмеяны (никем), не заслужим пренебрежения, и в этом мире не попадем в немилость царей!». Иные же рассуждали так: «(Этот) прекрасный юноша, подобный хоботу царя слонов, с широкими плечами, с полными бедрами и руками, по стойкости своей напоминает Химаван.

 

При такой его решительности это дело, кажется, выполнимо для него. У него есть сила и большое упорство. Если бы он не обладал силой, он сам не вышел бы. Нет ни одного такого дела в трех мирах со всем, что есть в них движущегося и неподвижного, которое не могло бы быть выполнено брахманом. Живущие только водою или воздухом, либо питающиеся плодами и соблюдающие суровый обет брахманы, хотя и слабы, но ведь не (могут быть) превзойдены по своей духовной силе.

 

Брахман не должен быть предметом пренебрежения в предпринятом деле, будь оно хорошее или дурное, приятное или неприятное, большое или малое». Между тем как брахманы на разные лады рассуждали так., Арджуна остановился подле лука, неподвижный как утес. Он совершил обхождение лука слева направо и, склонившись челом, укротитель врагов, обрадованный, взял его. Он натянул его в мгновение ока. И, взяв стрелы числом полдесятка, он пронзил цель, и она упала через отверстие на землю, внезапно пробитая навылет. Тогда в воздушном пространстве раздались клики, а среди собрания (поднялся) великий шум. И боги пролили дождь из дивных цветов на голову Партхи, сокрушителя врагов. Всюду стали размахивать верхними одеждами и раздались возгласы. И пролились там с небес со всех сторон ливни цветов. Загремели сотни видов инструментов и барабаны. Толпы сутов и певцов стали восславлять (героя) сладостными голосами. Увидев его, Друпада, разитель врагов, исполнился радости и пожелал он вместе с войском оказать помощь Партхе.

 

Меж тем как шум этот достиг наибольшей силы, Юдхиштхира, лучший из блюстителей закона, поспешно отправился домой вместе с близнецами, наилучшими среди мужей. А Кришна, видя пронзенную цель и Партху, подобного Шакре, – в белом покрывале и с гирляндой цветов пошла, улыбаясь, навстречу сыну Кунти. И этот исполнитель необычайного подвига, выиграв ее победою на арене, приветствуемый дваждырожденными, покинул арену, и его супруга последовала за ним.

 

Так гласит глава сто семьдесят девятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 180

Вайшампаяна сказал:

 

Когда (Друпада) пожелал выдать свою дочь за благородного брахмана, гнев вспыхнул среди царей. Переглядываясь друг с другом, они (говорили): «Пренебрегая нами и выражая презрение собравшимся здесь, он хочет выдать Драупади, лучшую из женщин брахману. Убьем этого злодея, который не уважает нас; ведь он из-за таких поступков не заслуживает уважения и почтения к (своему) преклонному возрасту. Убьем этого коварного царененавистника вместе с его сыном. Созвав всех царей и оказав им гостеприимство, угощая их как благодетель, он затем пренебрегает ими.

 

В этом собрании царей, точно в собрании богов, разве не нашел он ни одного достойного царя? В ведах хорошо известно такое предписание: „У брахманов нет права на такой брак, при котором дева сама избирает себе супруга, – сваямвара (допускается) для кшатриев". Если же эта дева не желает никого (из нас) здесь выбрать, то бросим ее в огонь и отправимся в свои края, о цари! Этот брахман, причинил ли он эту неприятность могущественным царям из ребячества или же из вожделения, – он ни в коем случае не должен быть убит.

 

Ибо наше царство, наша жизнь и имущество, наши сыновья и внуки и другое богатство, какое есть у нас, – все существует для брахмана. (Необходимо, однако), сделать так, чтобы из боязни перед позором и ради охраны нашего закона не повторился бы подобный случай и при других сваямварах». Сказав так, цари-тигры, с руками, подобными железным дубинам, обрадовавшись, бросились с оружием на Друпаду с намерением уничтожить его. Увидев царей, в ярости нападавших с луками, Друпада со страха прибег к защите брахманов. Против царей, которые нападали стремительно, точно слоны, одержимые течкой, выступили оба могущественных сына Панду,[17] два укротителя врагов.

 

Тогда цари, надев на левую руку вместе с большим пальцем кожаные предохранители (от удара тетивы), ринулись в ярости с поднятым оружием на обоих царевичей-кауравов – Арджуну и Бхимасену, намереваясь убить их.

 

Но могучий Бхима, вершитель чудесных подвигов, обладающий силою, равной перуну, вырвал обеими руками дерево и очистил от листьев, несравненный герой, подобный могучему слону. И могучерукий сын Притхи, сокрушитель врагов, стал с тем деревом подле Партхи, быка среди мужей, как жезлоносный царь усопших[18] со страшной булавой.

Увидев этот подвиг Джишну, одаренного сверхчеловеческим разумом, и его брата, вершитель непостижимых дел Дамодара[19] обратился к своему брату, могучему герою Халаюдхе, с таким словом: «Этот герой с поступью возбужденного быка, который натягивает огромный лук на целый локоть, есть Арджуна, – тут нечего долго раздумывать, если я, о Санкаршана, – Васудева.

 

А этот, кто стремительно вырвав (с корнем) дерево, внезапно изменился в представлении царей, есть Врикодара, ибо другой смертный на земле не в силах ныне совершить здесь это. А тот, с глазами продолговатыми, как лепестки лотоса, стройный, с походкою могучего слона, скромный, темносинего цвета с красивым и гладким, несколько выдающимся носом, тот, который недавно ушел отсюда, – это, о Ачьюта, – Дхармараджа. А те двое юношей, подобных Картикее,[20] это два сына Ашвинов,[21] – таково мое предположение. Я слыхал, что сыновья Панду и (сама) Притха (их мать) спаслись от сожжения в смоляном доме».

 

Тогда Халаюдха, подобный ясному облаку, довольный, молвил своему младшему брату: «Я счастлив, что волею судьбы сестра нашего отца Притха спаслась (от смерти) вместе с лучшими из каурвов».

 

Так гласит глава, сто восьмидесятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 181

Вайшампаяна сказал:

 

Потрясая антилоповыми шкурами и кувшинами, лучшие из дваждырожденных восклицали: «Не следует бояться, мы сразимся с врагами!». Тем брахманам, которые говорили так, сказал, улыбаясь, Арджуна: «Обратившись в зрителей, оставайтесь в стороне. Покрывая сотнями стрел с прямыми остриями этих пришедших в ярость (царей), я остановлю их, подобно тому как мантрами (останавливают) змей». Сказав так, могучий воин, сражающийся на колеснице, взял лук, доставшийся (ему) в виде выигрыша, и стал вместе с братом Бхимой, неподвижный, словно утес.

 

Затем они бесстрашно ринулись на разгневанных и вскочивших в ярости кшатриев, возглавляемых Карной, – подобно тому как два слона (бросаются) на враждебных слонов. А цари те, намереваясь убить их, сказали такие непристойные слова: «В битве ведь допускается убийство брахмана, который хочет сражаться!». И тогда Карна, сын Викартаны, решительно пошел на Арджуну, подобно тому как слон, рвущийся в бой из-за самки, (идет) на слона-соперника. Против Бхимасены выступил Шалья, могучий властитель мадров. А Дурьйодхана и другие, сойдясь с брахманами, легко и без усилий вступили с ними в битву.

 

И вот премудрый Арджуна, натянув могучий лук, пронзил тремя стрелами нападавшего Карну, сына Викартаны. От стремительности тех острых стрел, пущенных со страшною силой, Радхея[22] (лишился сознания), но, очнувшись, стал нападать на него с большим пылом.

 

И оба они, лучшие из побеждающих, свирепствовавшие в своем желании победить друг друга, сражались так, что исчезли из виду благодаря ловкости (их рук, посылающих тучи стрел). «Посмотри, как я отражаю удары!». «Гляди на силу моих рук!» – так обращались они друг к другу со словами, подобающими героям. Изведав силу рук Арджуны, несравненную на земле, Карна, сын Солнца, стал сражаться тогда еще ожесточенней. И, отразив стремительные стрелы, пущенные Арджуной, Карна, приветствуемый воинами, громогласно произнес.

 

Карна сказал:

 

Я доволен, о лучший из брахманов, силой твоих рук, не слабеющих в бою, а также действием твоего оружия. Не являешься ли ты воплощением военной науки, или же ты Рама,[23] лучший из брахманов, или воочию – Харихая, либо ты сам Вишну, Ачьюта? И для того чтобы скрыть себя, ты принял сей вид брахмана и сражаешься против меня, опираясь на силу рук своих? Ведь никто другой, кроме самого супруга Шачи или же Киритина, сына Панду, не в состоянии сражаться со мною, когда я разгневан в бою!

 

Вайшампаяна сказал:

 

Ему, говорящему так, Пхалгуна сказал тогда в ответ: «О Карна, я не воплощение военной науки, я и не могучий Рама. Я – брахман, лучший из воинов, лучший среди всех, кто носит оружие. Преуспев в изучении вед и оружия «паурандара»[24] по велению моего учителя, я стою здесь, чтобы победить тебя в сражении. Остановись же, о герой!». И когда так было сказано, Карна, (приемный) сын Радхи, могучий воин, сражающийся на колеснице, отвратился от битвы, считая, что брахманская сила неистощима.

 

Между тем, о царь, там сошлись в бою Шалья и Врикодара, оба могучие, вдруг обезумевшие от ревности и силы. Они окликали друг друга, как два слона в период течки. Колотя друг друга кулаками и коленями, они так с минуту таскали один другого в битве. Тогда Бхима, могучий из могучих, поднял в (пылу) борьбы Шалью обеими руками и бросил его. И засмеялись брахманы. И Бхимасена, бык среди мужей, вызвал там изумление: могучий, он не убил могучего Шалью, которого он бросил на землю. И когда Шалья был побежден Бхимасеной, а Карна пришел в страх, цари там встревожились и, окружив Врикодару, восклицали все вместе: «В самом деле, это быки среди брахманов!

 

Пусть они скажут, откуда они родом и где они живут. Ибо кто же мог сразиться в бою с Карной, сыном Радхи, кроме Рамы и Дроны, или же престарелого Крипы, либо Кришны, сына Деваки, либо же Пхалгуны, укротителя врагов? И кто способен противостоять в бою с Дурьйодханой, а также против царя мадров – Шальи, могучего из могучих, кроме героя Баладевы или Врикодары, сына Панду? Прекратите вместе с брахманами этот бой с нами! И, узнав, кто они, мы снова сразимся с ними».

 

Тогда Кришна, увидев этот подвиг Бхимы и подозревая, что оба они – сыновья Кунти, удержал тех царей, убеждая всех (словами): «Она получена (брахманом) по закону». И они, искушенные в бою, прекратили бой. И величайшие цари, изумленные, разъехались все по домам. А те, кто собрался там, разошлись, говоря: «Поле боя осталось за брахманами. Царевна Панчалы досталась брахманам!». Бхимасена же и Дхананджая, окруженные брахманами, облаченными в шкуры диких антилоп, с трудом ушли оттуда. Освободившись от толпы людей, оба они, герои среди мужей, израненные врагами, блистали там, сопровождаемые Кришной.

 

А между тем их мать, когда прошло время для сбора милостыни, а сыновья ее все не возвращались, стала думать о различных бедах, которые могли приключиться с ними: «Уж не убиты ли они, быки среди кауравов, сыновьями Дхритараштры, узнанные ими, или же страшными ракшасами, обладающими силой волшебства, – (нашими) страшными упорными врагами? Уж не могло ли случиться, что великий Вьяса принял неправильное решение (в отношении моих сыновей)?» Так размышляла Притха, исполненная любви к своим сыновьям. И тогда в позднюю пору дня, будто солнце, скрытое облаками, вошел туда Джишну, сопровождаемый брахманами и чтимый ими.

 

Так гласит глава сто восемьдесят первая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 182

Вайшампаяна сказал:

 

Возвратившись в дом горшечника, оба благородные партхи, лучшие из мужей, нашли (там) Притху п в великой радости представили ей Яджнясени,[25] сказав: «Вот милостыня!». Она же, находясь в хижине и не видя сыновей, сказала: «Наслаждайтесь ею совместно». Но потом, увидев девушку, воскликнула: «О горе, что я сказала!».[26] И, боясь беззакония, Кунти, устыдившись, взяла за руки Яджнясени, находившуюся в великой радости, и, подойдя к Юдхиштхире, сказала такое слово: «Эта дочь царя Друпады приведена ко мне двумя твоими младшими братьями; мною же, сын, было по ошибке сказано, о царь, как принято (всегда говорить в таких случаях): „Наслаждайтесь совместно!".

 

Скажи, о бык из рода Куру, как нужно поступить, чтобы сказанное мною не стало неправдою и чтобы неслыханное раньше беззаконие не коснулось дочери царя панчалов». Подумав с минуту, царь Юдхиштхира, одаренный высочайшей силой, лучший герой среди кауравов, успокоив Кунти, сказал Дхананджае такое слово: «Тобою, о пандава, завоевана Яджнясени и с тобою будет вкушать наслаждения царевна. Пусть будет разожжен огонь и сделано ему возлияние. Возьми ее руку как надлежит по закону».

 

Арджуна сказал:

 

Не делай меня, о владыка людей, причастным к беззаконию; ведь это не (будет) законом, желанным для всех (пандавов). Ты должен сочетаться первым, затем сей могучерукий Бхима, вершитель непостижимых подвигов, потом я, после меня Накула и последним – Сахадева, сын Мадри. Врикодара и я, и оба близнеца, о царь, и эта девушка – все (зависим) от тебя. Раз так случилось, ты, поразмыслив, поступи так, как должна быть сделано в соответствии с законом и славою и как было бы приятно царю панчалов. Говори же, все мы подчиняемся твоей воле.

 

Вайшампаяна сказал:

 

И все (пандавы), увидев прекрасную Кришну, стоявшую там, взглянули друг на друга и, усевшись, обратились сердцами к ней. И в самом деле, когда они посмотрели на Драупади, перед ними всеми, наделенными неизмеримой силою, явился бог любви, возмутив все их чувства. Ибо прелестная форма царевны панчалов, которая была создана самим творцом, была более привлекательна для всех существ, чем (красота) других (женщин). И царь Юдхиштхира, сын Кунти, узнав их чувства по их внешнему виду и припоминая все слова Двайпаяны, о бык среди мужей, сказал братьям, опасаясь раздора между ними: «Прекрасная Драупади будет супругою для всех нас».

 

Так гласит глава сто восемьдесят вторая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 183

Вайшампаяна сказан:

 

Услышав это слово старшего своего брата, все сыновья Панду, одаренные неизмеримою силой, продолжали сидеть там, обдумывая его в уме. Тогда в дом горшечника, где жили лучшие герои среди мужей, пришел высочайший герой из рода Вришни[27] в сопровождении сына Рохини,[28] подозревая в них наилучших героев из рода Куру. И увидел Кришна, вместе с сыном Рохини, сидящего там Аджаташатру с могучими длинными руками и сидящих вокруг него братьев, наделенных огненным блеском.

 

Подойдя к сыну Кунти, лучшему из блюстителей закона, и припав к стопам царя Юдхиштхиры, потомка Аджамидхи, сказал тогда Васудева: «Я Кришна»." То же самое (сделал) и сын Рохини, приблизившись к нему. Кауравы же, возрадовавшись, приветствовали их. Лучшие герои из рода Яду прикоснулись затем к стопам сестры их отца,[29] о выдающийся из рода Бхараты! Аджаташатру же, первый герой из рода Куру, осведомившись о здоровье, спросил Кришну: «Каким образом мы все, живущие здесь скрытно, были узнаны тобою, о Васудева?».

 

Ему ответил, с улыбкой, Васудева: «Огонь, если даже он скрыт, все же узнается, о царь! Кто другой среди людей, кроме пандавов, способен проявить такую силу? По воле судьбы все вы, о сыновья Панду, преодолевающие врагов, спаслись от того огня. Волею судьбы коварный сын Дхритараштры вместе с советниками не преуспеет в исполнении своих замыслов. Да будет благополучие уделом (вашим), дабы вы возрастали, подобно огню, разгорающемуся в пещере! Пусть не узнают вас здесь никакие цари! А теперь мы отправимся в свой лагерь». И с дозволения сына Панду, он, одаренный неувядаемой красотою, быстро ушел вместе с Баладевой.

 

Так гласит глава сто восемьдесят третья в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 184

Вайшампаяна сказал:

 

В то время как оба потомка Куру направились к дому горшечника, за ними последовал тогда Дхриштадьюмна, царевич

 

Панчалы. Скрыв всех своих людей, он сам незаметно притаился неподалеку в доме горшечника. И вот вечером Бхима, губитель врагов, Джишну и оба благородных близнеца, весело (возвратились) с собранной милостыней и передали ее Юдхиштхире.

 

И великодушная Кунти сказала тогда в надлежащее время слово дочери Друпады: «Взяв первую долю, о милая, соверши жертвоприношение (богам) и раздай брахманам в виде подаяния, дай и тем, которые хотят есть, и тем людям, которые (как гости) пришли отовсюду. Затем остальное разделив быстро (пополам), половину (оставь) четверым (пандавам), мне и себе, а другую половину отдай Бхиме, о милая, ибо этот смуглый, могучий юноша, видом подобный возбужденному быку и наделенный крепким сложением, всегда много ест».

 

И та добрая царевна с радостным видом, не раздумывая над ее добрым словом, сделала так, как было сказано. И те все съели свою пищу. Затем проворный Сахадева, сын Мадри, приготовил на земле ложе из травы куша. И тогда все герои, разостлав свои антилоповые шкуры, улеглись спать на земле таким образом, что головы их, лучших из рода Куру, были обращены к стране света, управляемой Агастьей.[30] Кунти же расположилась впереди них, а Кришна – вдоль их ног. Хотя она лежала на земле на траве куша вместе с сыновьями Панду, как бы сделавшись подушкою для их ног, она не испытывала тогда огорчения и не осуждала тех быков из рода Куру.

 

И герои, (способные) главенствовать над войсками, стали рассказывать там чудесные сказания о дивном оружии, о колесницах и слонах, о мечах, о палицах и секирах. И те сказания, которые они рассказывали, услышал в то время сын царя панчалов, а те его люди все увидели Кришну, возлежавшую в таком положении. Тогда царевич Дхриштадьюмна поспешно ушел с намерением сообщить подробно царю Друпаде обо всем случившемся и о том, что было услышано от них ночью.

 

А благородный царь панчалов, не зная, что они пандавы, с видом печальным спросил Дхриштадьюмну: «Куда ушла Кришна и кем уведена она? Уж не шудрой ли или человеком низкого происхождения, либо вайшьей, платящим дань, уведена она? Уж не осквернила ли его нога мою голову и не брошен ли венок на место сожжения трупов? А может быть это выдающийся среди' людей равной с нами касты или же муж более высокой касты? Уж не поставлена ли сегодня мне на голову, вследствие прикосновения к Кришне, нога (презренного),[31] о сын? С великой радостью я совершу жертвоприношение, если она сочеталась с Партхой, быком среди мужей.

 

Скажи же по правде: кто этот благородный, завоевавший сегодня дочь мою? Ужели здравствуют сыновья лучшего из рода Куру, – (сына) Вичитравирьи? Ужели это Партхой, младшим братом (пандавов), был натянут лук и сбита цель?».

 

Так гласит глава сто восемьдесят четвертая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 185

Вайшампаяна сказал:

 

Когда так было сказано, царевич Дхриштадьюмна, превосходнейший из сомаков, радостно сообщил отцу о том, как все произошло и кем была уведена Кришна: «Тот юноша с красивыми продолговатыми глазами, облаченный в шкуру черной антилопы и видом подобный богам, юноша, который натянул величайший из луков и сбил на землю цель, неколебимо проявил свою силу.

 

Окруженный лучшими из дваждырожденных и чествуемый ими, он выступал как Громодержец среди сыновей Дити, сопровождаемый всеми богами и риши. А Кришна, держась за антилоповую шкуру, радостно последовала за ним, как слониха за слоном. Между тем как цари, не терпящие его, в гневе бросились на него, среди собрания царей тогда поднялся другой (герой). Вырвав огромное дерево, он в гневе рассеял толпы царей, подобно тому как Яма (расправляется) с живыми существами. И пока цари смотрели на них с широко раскрытыми глазами, о владыка людей, оба они, лучшие из мужей, сияющие как солнце и месяц, взяв Кришну, отправились в дом горшечника за городом.

 

Там сидела их мать, подобная блеску пламени – так мне кажется. Вокруг нее сидели трое (других) таких же великих героев, подобных огню. Тогда двое из них, поклонившись стопам ее, сказали Кришне: «Поклонись и ты». И, оставив с ней Кришну, они, лучшие и» мужей, ушли собирать милостыню. (По их возвращении) Кришна, взяв у них милостыню, совершила приношение (богам) и брахманам, затем (из оставшегося) она дала той почтенной (жене) и тем (пятерым) выдающимся мужам и поела сама.

 

Потом, о царь, все они улеглись спать. И Кришна была подушкой для их ног. А ложе их было приготовлено на земле из священной травы куша и покрыто отличными антилоповыми шкурами. И они голосом глубоким, напоминающим рокот черных облаков, стали рассказывать чудесные рассказы. И те рассказы, которые рассказывали герои, не соответствовали ни вайшьям, ни шудрам и ни дваждырожденным. Несомненно все они – быки среди кшатриев, ибо они рассказывали о сражениях, о царь! Теперь очевидно, что надежда наша исполнилась, так как мы слышим, что партхи спаслись от сожжения в огне. (Судя) по тому, как этим (юношей) была поражена цель, как был с такою силою натянут лук и как они беседовали друг с другом, – это, несомненно, странствуют, переодетые, партхи».

 

Тогда царь Друпада возрадовался и послал туда домашнего жреца, (велев им) сказать: «Мы должны узнать вас; уж не являетесь ли вы благородными сынами Панду?». Получив такое приказание, домашний жрец царя отправился туда. Воздав хвалу (пандавам), он, как надлежит, передал им, как должно по порядку, все поручение царя:,«Вас желает узнать царь Друпада, властитель страны панчалов, о достойные высоких почестей. В самом деле, увидев, как этот (юноша) пронзил цель, он не находит конца радости. Расскажите по порядку о вашем роде и родственниках; поставьте ногу на головы (ваших) врагов и обрадуйте сердце мое и царя панчалов вместе с его друзьями.

 

Ведь царь Панду был любимым другом царя Друпады и почитался им, как равный себе. И было у Друпады такое желание: ,,О если бы эта дочь моя была бы невесткой кауравы!". И еще одно желание, о безупречносложенные, постоянно было в сердце царя Друпады: ,,О если бы Арджуна, обладающий могучими, длинными руками, добыл по закону дочь мою!".

 

И, увидев, что домашний жрец, сказавший такое слово, скромно остановился, царь (Юдхиштхира) приказал сидевшему подле Бхиме: «Подай ему воды для омовения ног и почетное питье. Это досточтимый домашний жрец царя Друпады, ему нужно оказать особую почесть». И Бхима сделал так, о владыка мужей! Когда же домашним жрецом были приняты эти почести, тому брахману, удобно сидящему, сказал Юдхишхира: «Царь панчалов выдал дочь свою согласно своему желанию, придерживаясь своего закона.

 

И дева, для брака которой царь Друпада выставил такое условие, была таким образом выиграна этим героем. Тут нечего говорить ни относительно его касты, ни образа жизни, ни рода и семьи, ибо вопросы эти разрешены натянутым луком и пронзенной целью. Благодаря именно такому (подвигу) была завоевана среди собрания царей Кришна вот этим благородным (героем). При таких обстоятельствах царь из рода Сомаки[32] не должен предаваться теперь печали себе лишь на горе.

 

А то желание, которое питает царь Друпада, исполнится для него, ибо, о брахман, эта царевна, я полагаю, обладает несравненной красотой. Слабосильному было бы не под силу натянуть тетиву на том луке; л тому, кто низкого происхождения и не владеет оружием, невозможно было бы сбить цель. Поэтому царь Панчалы не должен сегодня печалиться из-за своей дочери. Ведь никаким другим человеком в мире не может быть сбита эта цель!».

 

Когда Юдхиштхира говорил так, от царя панчалов поспешно прибыл туда другой гонец, собираясь возвестить, что пир готов.

 

Так гласит глава сто восемьдесят пятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 186

Вестник сказал:

 

По случаю свадьбы (своей дочери) царь Друпада устроил пир для родственников жениха. Закончив все ваши дела, отправллйтесь туда. И Кришна также (должна присутствовать) там. Не должно медлить. Эти разукрашенные золотыми лотосами колесницы, в которые заложены отличные кони, достойны царей. Взойдя на них, все вы отправляйтесь во дворец царя панчалов.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда быки из рода Куру, отпустив сначала домашнего жреца, взошли на те чудесные колесницы и отправились (туда), а Кунти и Кришна поехали вместе. Между тем, о Бхарата, услышав от своего домашнего жреца слова, которые сказал царь справедливости, (Друпада), желая (ближе) узнать тех лучших (героев) из рода Куру, приготовил множество всяких предметов: плоды, красиво сплетенные венки, шкуры, кольчуги и ковры, а также коров, о царь, веревки и другие предметы сельского хозяйства. И всякие разнообразные вещи, которые могли иметь отношение к другим искусствам, а также предметы игр – все это собрал там царь. И блестящие панцыри для коней колесничных, и огромные сабли, и чудные кони и колесницы, и первоклассные луки, и отличные стрелы, и обоюдоострые мечи, и копья, украшенные золотом, зубчатые дротики и снаряды бхушунди,[33] секиры и всякое военное снаряжение, ложи и сидения и другие разнообразные и весьма изящные вещи были (приготовлены) там.

 

Тем временем Кунти, взяв с собою добродетельную Кришну, вошла в женский терем Друпады. И женщины (из терема) весело приветствовали ту супругу царя кауравов. Увидев тех героев, лучших среди людей, с гордой поступью льва, с глазами как у крупных быков, в одеждах из антилоповых шкур с открытыми широкими плечами, с руками длинными, как тела огромных змей, – увидев их, царь и все советники царя, его сыновья и друзья, а также слуги, – все без исключения, о царь, пришли там в величайшую радость.

 

И те герои, лучшие среди мужей, без всякого стеснения и без всякого удивления уселись тогда в последовательном порядке на драгоценных и отличных сидениях, снабженных подушками для ног. А рабы и рабыни в чистых одеждах и повара принесли на золотых и серебряных блюдах разнообразные яства, достойные царей. И, поев вволю, они, наилучшие из мужей, остались весьма довольными. Потом те мужи-герои обошли там все добро, (выставленное на показ), и занялись предметами военного снаряжения. Заметив это, сын Друпады и сам царь вместе с главными советниками подошли к ним и с радостью установили, что это – сыновья Кунти, сыновья и внуки царей.

 

Так гласит глава сто восемьдесят шестая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 187

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда, подозвав царевича Юдхиштхиру, величественный царь панчалов обнял его, как принято обнимать брахманам, и весело спросил могучего сына Кунти: «Как мы должны считать вас: кшатриями или брахманами, или вайшьями, одаренными достоинствами, или же родившимися из утробы шудры, или же, наконец, – сидхами, которые, прибегая к волшебству и странствуя по всем странам, явились с неба, домогаясь узреть Кришну? Скажи же нам правду, ибо у нас есть большое сомнение. Войдет ли радость в наши сердца, и когда сомнения наши будут разрешены? Могут ли судьбы благоприятствовать нам, о губители врагов? Скажи прямо чистую правду. Ведь царям (более) приличествует правда, нежели жертвоприношение и благочестивые дела; поэтому не следует говорить неправду.

 

О подобный бессмертным, услышав твое слово, я несомненно устрою, о укротитель врагов, бракосочетание согласно закону».

 

Юдхиштхира сказал:

 

Не печалься, о царь Панчалы, да сопутствует тебе радость! То желание, которое постоянно лелеялось тобою, конечно исполнилось. Мы действительно кшатрии, о царь, сыновья великодушного Панду. Знай же, что я – старший сын Кунти, а эти двое – Бхимасена и Арджуна, которыми, о царь, завоевана твоя дочь на собрании царей. А близнецы (Накула и Сахадева), о царь царей, вон там, где находится Кришна. Да исчезнет печаль твоего сердца, ибо мы кшатрии, о бык среди мужей! Эта дочь твоя, словно лотос, перенесена лишь из одного озера в другое. Итак, о великий царь, я сказал тебе всю правду, ибо ты наш наставник и высшее прибежище.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда царь Друпада с глазами, полными радости, не сразу смог ответить Юдхиштхире. Но, с усилием подавив радость, разитель врагов ответил тогда в пристойных словах Юдхиштхире. Справедливый, он спросил его, как они некогда спаслись бегством. И пандава рассказал ему обо всем по порядку. Услышав же то, что было рассказано сыном Кунти, царь Друпада осудил тогда Дхритараштру, владыку людей, и успокоил сына Кунти – Юдхиштхиру. И (затем) Друпада, лучший из владеющих речью, дал ему обещание (помочь возвратить ему) царство.

 

Между тем Кунти и Кришна, Бхимасена и Арджуна, а также близнецы, по повелению царя, разместились в большом дворце. И они жили там, чтимые Яджнясеной. И когда они отдохнули, царь вместе со своим сыном сказал им: «Пусть согласно установленному обычаю могучерукий Арджуна, потомок Куру, возьмет сегодня же руку (моей дочери) и пусть будет в благоприятный день устроено празднество». Тогда сказал ему сын Дхармы Юдхиштхира: «Но ведь и мне тоже должно жениться, о владыка народов!».

 

Друпада сказал:

 

Если тебе самому (угодно), то сам ты возьми в соответствии с законом руку моей дочери, или же, о герой, отдай Кришну тому, кому хочешь.

 

Юдхиштхира сказал:

 

Драупади, о царь, будет супругою для всех нас. Так именно было заранее решено моею матерью, о владыка народов! Ведь я еще не женат и Бхимасена, сын Панду, – тоже. А эта дочь твоя, ставшая жемчужиной, завоевана Партхой. Наш уговор, о царь, такой: наслаждаться (этой) жемчужиной сообща. И мы не хотим отступить от того уговора, о лучший из царей! Кришна станет законной супругой для всех нас. Пусть же она по порядку возьмет перед огнем руку (каждого) из нас.

 

Друпада сказал:

 

Для одного (мужчины) допускается много жен, о потомок Куру, но для одной (женщины) много мужей – никогда не допускалось. Будучи справедливым и чистым, ты не должен совершить беззакония, противного миру и ведам. Отчего же, о Каунтея, твой разум стал таким?

 

Юдхиштхира сказал:

 

Закон глубок, о великий царь, мы не знаем его пути. Но мы : следуем по пути, по которому последовательно шли (наши) предки. Язык мой не произносил неправды, и мысль моя не направляется к беззаконию. Так именно говорит моя мать; то же самое лежит и у меня на сердце. Закон сей непреложен, о царь, следуй ему не медля. И да не будет у тебя тут никакого опасения, о царь!

 

Друпада сказал:

 

Ты и Кунти, о Каунтея, и мой сын Дхриштадьюмна пусть скажут завтра, что нужно сделать, и тогда мы все устроим.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда, собравшись вместе, все они принялись обсуждать это. И вот (в это самое время), о царь, туда неожиданно явился Двайпаяна.

 

Так гласит глава сто восемьдесят седьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 188

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда пандавы и великославный царь панчалов, увидев Кришну (Двайпаяну), все встали и приветствовали его. Ответив им всем также приветствием и осведомившись затем о их здоровье, он, великодушный, сел потом на сверкавшее золотое сидение. И все они, лучшие среди мужей, одаренные неизмеримым величием, с дозволения Кришны также уселись на драгоценных сидениях. Тогда, подождав минуту, владыка народов, сын Пришаты,[34] сладостным голосом спросил того великодушного (мудреца) по поводу Драупади: «Каким образом одна (женщина) может быть (супругою) для многих и как не может (от этого) произойти нарушения закона? Пусть обо всем этом, как оно есть, расскажет нам блаженный».

 

Вьяса сказал:

 

Раз этот закон, противоречащий миру и ведам, пренебрегается, то я желаю услышать о том, у кого какое есть мнение.

 

Друпада сказал:

 

По моему мнению – это беззаконие, противное миру и ведам, ибо не было еще, чтобы одна (женщина) была бы супругою многих (мужчин), о лучший из дваждырожденных! И в прежние времена этот закон тоже не соблюдался благородными. Такой закон, если даже он не единственный в своем роде, никогда не должен соблюдаться. Поэтому я не могу решиться действовать таким путем, ибо это представляется мне сомнительным для нравственности.

 

Дхриштадьюмна сказал:

 

О бык среди дваждырожденных, как может старший брат хорошего нрава приближаться к супруге младшего брата, о брахман, богатый аскетическими подвигами? Вследствие того, что закон глубок, мы никак не ведаем его путей. Поэтому таким, как мы, невозможно решить, что законно и что не законно. Поэтому и я никак не могу решительно сказать: «Пусть Кришна будет супругою пятерых (братьев)».

 

Юдхиштхира сказал:

 

Язык мой не произносит неправды, а мои мысль не направляется к беззаконию. Ведь раз мое сердце склоняется к этому, то здесь никак не может быть беззакония. Ибо известно еще в пуране, что девушка из рода Готамы,[35] по имени Джатила, вышла замуж за семерых мудрецов, о лучший среди блюстителей закона! Говорят, что слово наставника есть закон, о наилучший из знатоков закона! А среди всех наставников мать есть наивысший наставник. Она же сказала такие слова: «Наслаждайтесь ею как милостыней». Поэтому я считаю это вполне законным, о лучший из дваждырожденных!

 

Кунти сказала:

 

Это так, как сказал справедливый Юдхиштхира. У меня сильный страх перед неправдой. Как же я смогу освободиться от неправды?

 

Вьяса сказал:

 

Ты освободишься от неправды, о милая, ибо это вечный закон. Я не могу говорить (об этом) при всех, о царь панчалов!

 

Выслушай же меня один, как закон сей был установлен и отчего он вечен. Что сказал сын Кунти, то полностью соответствует закону, – тут нет сомнения.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда великий Вьяса, владыка Двайпаяна, взяв за руку царя, направился в царские покои. А пандавы и Кунти, и Дхриштадьюмна, потомок Пришаты, смущенные остались там ожидать их. А между тем Двайпаяна стал объяснять, каким образом многомужество (может быть) согласовано с законом.

 

Так гласит глава сто восемьдесят восьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 189

Вьяса сказал:

 

Некогда боги предприняли в лесу Наймиша длительное жертвоприношение. И там сын Вивасвана, о царь, стал убивать жертвенных животных. Тогда занятый этим Яма не убил там, о царь, никого из человеческих существ. Поэтому люди размножились и были избавлены от смерти, время наступления которой (давно для них) миновало. И тогда Шакра, Варуна и Кубера, Садхьи, Рудры и все Васу, оба Ашвина и другие боги пришли вместе с Праджапати, творцу вселенной. И обратившись все вместе к наставнику мира, сказали: «У нас сильный страх перед людьми благодаря тому, что (их число) все возрастает. Встревоженные такой боязнью и желая благополучия себе, мы все пришли искать у тебя защиты».

 

Брахма сказал:

 

Чего же вам бояться людей, когда все вы бессмертны? Да не будет никогда у вас страха перед смертными!

 

Боги сказали:

 

Да ведь смертные стали уже бессмертными и нет (между нами) никакого различия. Встревоженные отсутствием различия мы пришли сюда ради того, чтобы (ты установил) это различие.

 

Брахма сказал:

 

Сын Вивасвана занят (сейчас) на длительном жертвоприношении и поэтому эти люди не умирают. Когда же это весьма важное дело будет полностью закончено, тогда время смерти наступит и для них. Хотя у сына Вивасвана могущество не столь велико, но подкрепленное вашей силой оно будет для них гибелью, когда время смерти (наступит), ибо станет тогда ничтожным могущество людей.

 

Вьяса сказал:

 

И, услышав тогда слово перворожденного божества, те боги (вернулись туда), где боги совершали жертвоприношение. И, сидя вместе у реки Бхагиратхи, они, могучие, увидели в ней цветок лотоса, (плывущий по течению). И, увидев его, они пришли в изумление. Из них доблестный Индра пошел туда. И вот он увидел юную женщину, блеском подобную огню, на том (месте), где постоянно брала свое начало Ганга. Женщина та жаждала воды и окуналась в реке – богине Ганге, беспрерывно рыдая. И каждая капля ее слезы, упав в воду, превращалась в золотой лотос. Видя это чудо, Громодержец спросил ту женщину, приблизившись к ней: «Кто ты и по какой причине ты плачешь? Я желаю (услышать) правдивое слово. Говори же».

 

Женщина сказала:

 

Ты узнаешь меня, кто я, о Шакра, и отчего я здесь плачу несчастная. Иди же, о царь (богов), я пойду впереди. Ты увидишь то, отчего я плачу.

 

Вьяса сказал:

 

Тогда он последовал за нею, идущей (впереди). И он увидел невдалеке прекрасного юношу, сидящего вместе с юною женщиной на троне, на (самой) вершине царя гор, и играющего в кости. Ему сказал царь богов: «Знай, что весь этот мир находится под моею властью». И, видя, что тот сильно увлечен игрою в кости, он в гневе сказал: «Я – владыка!». Заметив разгневанного Шакру, бог (в облике юноши) только улыбнулся и медленно посмотрел на Шакру. И от того взгляда царь богов остолбенел и остался стоять так, словно столб. Когда же игра того (юноши) была окончена, он сказал тогда рыдающей богине: «Приведи его сюда; я решил (сделать так), чтобы гордость не овладела им снова».

 

А Шакра, как только его коснулась она, упал тогда с ослабевшими членами на землю. И величественный (владыка), обладающий непостижимой силой, сказал ему: «Никогда опять, о Шакра, не поступай так. Отодвинь эту громадную скалу, ибо сила и могущество у тебя неизмеримы, и, сдвинув, войди в расселину, где находятся тебе подобные (существа), наделенные блеском солнца». Тогда он, сдвинув вершину той великой горы, увидел там четыре других (божества), одинаковых с ним по величию. И, увидев их, он проникся горем: «Неужели и я буду таким, как они?». Тогда бог Гириша,[36] раскрыв широко глаза, в гневе сказал Громодержцу: «Войди в эту пещеру, о совершивший сотни жертвоприношений, так как ты по легкомыслию оскорбил меня воочию».

 

Когда так сказал властитель (мира), царь богов с ослабевшими от проклятия членами сильно задрожал как листок фигового дерева, движимый ветром на вершине Хималая. И, сложив почтительно ладони, он, склонив свой лик, внезапно проклятый так, сказал, дрожа, суровому владыке, способному принимать различные образы: «О великий Бхава,[37] но ты ведь знаешь, (как может) теперь (наступить для меня) избавление?». Ему в ответ сказал, улыбнувшись, обладатель грозного лука: «(Существа) подобного нрава не (могут) здесь получить спасения. Вот эти тоже были прежде такими же, (как и ты). Поэтому войди в эту пещеру и лежи там. И избавление для всех вас будет одинаковым, в этом не может быть сомнения. Вы все войдете в утробу человеческих существ и (от них родитесь на земле).

 

Там вы совершите трудновыполнимые подвиги и заставите многих других (людей) принять гибель. Затем вы снова, в соответствии со своими заслугами, достигнете великого царства Индры, некогда (вами) завоеванного. Все это, сказанное мною, так и должно быть исполнено, а также и другие различные подвиги».

 

Бывшие Индры сказали:

 

Из мира богов мы отправимся в мир людей, где определено нам спасение, трудное для достижения. Пусть же боги Дхарма, Ваю, Магхаван и оба Ашвина произведут нас от (некоей) матери.

 

Вьяса сказал:

 

Услышав это слово, Громодержец снова сказал так наилучшему из богов: «Для (этого дела) я дам мужа, порожденного моею силой, мужа, который будет пятым среди этих». И великий владыка, обладатель грозного лука, по доброте своей удовлетворил их желание, которое они выразили. А ту женщину, (богиню) Шри, любимую миром, он определил супругою для них в (мире) людей. И вместе с ними господь отправился тогда к непостижимому Нараяне, и тот все это одобрил. Тогда все они родились на земле. А Хари произвел два волоска: один черный, другой белый. И те два волоска он вложил в двух женщин из рода Яду – Рохини и Деваки. И один из тех волосков (белый) стал Баладевой, а другой превратился в Кешаву Кришну. А те, которые имели прежде образ Шакры и были заключены в ту пещеру в Северной горе,[38] стали здесь могущественными сыновьями Панду.

 

Пандава же Савьясачин является частицей Шакры. Итак, о царь, те, которые родились (здесь) пандавами, прежде были Индрами. А Лакшми,[39] которая раньше была определена их супругою, – это Драупади, одаренная дивною красотой. Ведь в самом деле, как (эта) женщина, красота которой сияет как луна и солнце и от которой благовоние распространяется на целую крошу, могла явиться на земле иначе, как не по определению судьбы, лишь на основании (твоих) религиозных заслуг! Я с любовью даю тебе, о владыка людей, этот другой дар, весьма чудесный – сверхъестественную силу зрения. Посмотри на сыновей Кунти, обладающих прежними телами, непорочными и божественными.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Тогда святой брахман Вьяса, вершитель высоких, благородных дел, силой своих подвигов дал царю сверхъестественную силу зрения. И тот в самом деле увидел тогда всех их такими, какими они были в прежних телах. И он увидел их в виде божеств – с золотыми коронами и длинными венками, подобными Индре, сияющими как огонь и солнце, покрытыми драгоценностями, прекрасными видом, юными, широкогрудыми и ростом с пальму.

 

Так обозревая их в образе бывших Индр, прекрасных, ярко блистающих дивными одеждами красивого цвета, лишенными пыли, с превосходными венками, точно это воочию были трехглазые (Шивы), Басу и Адитьи или сверхчеловеческие существа, наделенные всеми достоинствами, – царь Друпада пришел в восхищение. И он был изумлен, постигнув эту божественную, непостижимую майю. И ее увидел владыка царей, превосходную, как (богиня) Шри, достойную супругу их, исполненную красоты, величия и славы. Увидев это великое чудо, он припал к стопам сына Сатьявати, (воскликнув): «Это неудивительно в тебе, о великий мудрец!». И тот с радостью в сердце сказал ему:

 

Вьяса сказал:

 

Была в лесной пустыни у некоего благородного мудреца дочь. Хотя эта девушка была красива и добродетельна, она не обрела себе супруга. Своими суровыми подвигами она удовлетворила Шанкару. И сказал ей удовлетворенный владыка: «Выбирай сама дар». Когда так было сказано, дева несколько раз сказала богу-владыке, подателю даров: «Хочу супруга, одаренного всеми достоинствами!». И владыка Шанкара, довольный ею, дал ей тогда дар: «Пять наилучших супругов будет у тебя».

 

Тогда она, умилостивляя бога, снова молвила так: «Я заслуживаю одного супруга, наделенного добродетелями». Бог богов, обрадованный в душе, снова сказал ей ласковое слово: «Пять раз ты сказала мне: „дай супруга", поэтому, о милая, так оно и будет у тебя. Да будет тебе счастье! Все, что было сказано, сбудется у тебя в другом рождении». О Друпада, это она-то и родилась как твоя дочь, одаренная божественной красотою! Безупречная Кришна – потомок Пришаты – предопределена (судьбою) быть супругою пятерых (мужей). Божественная Шри родилась ради пандавов во время великого жертвоприношения. Совершив суровые подвиги, она явилась здесь в виде твоей дочери. Эта блистательная богиня, любимая богами, создана самим самосущным как божественная Супруга пятерых благодаря деяниям, совершенным ею. Услышав (это), о царь Друпада, поступай, как желаешь.

 

Так гласит глава сто восемьдесят девятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

КОНЕЦ СКАЗАНИЯ О СВАЯМВАРЕ ДРАУПАДИ

 

 

 

Комментарии

[1] Уткочака – название одного места паломничества.

 

[2] Сделался жрецом партхов. Букв. сказано: «Партхи были им сделаны яджаманами». Яджамана или яджья – тот, в пользу кого совершается жертвоприношение; тот, кто на собственные средства устраивает жертвоприношения, совершаемые для него другими (т. е. жрецами).

 

[3] Царь Гандхары т. е. Субала.

 

[4] Паттана – то же, что и Потана См. прим. 52 к «Сказанию о Читраратхе» (стр. 667).

 

[5] Камбоджа – страна, которая была расположена на территории нынешнего Афганистана.

 

[6] Санкаршана – букв. «бороздящий, пашущий», эпитет Баларамы, старшего брата Кришны.

 

[7] Сын Рукмини, т е. Прадьюмна, сын Кришны, родившийся от Рукмини, самой любимой его супруги.

 

[8] Синдху или Синдхудеша – древнее название области Синдх, расположенной в верхнем течении Инда.

 

[9] Ума – одно из имен Парвати, дочери Хималая и Мены, которая почитается супругою Шивы (Махадевы).

 

[10] Владыка богатства – Кубера.

 

[11] Халаюдха – букв. «вооруженный плугом», эпитет Баларамы.

 

[12] Лучший герой из рода Яду, т. р. Кришна.

 

[13] Рама – здесь имя Баларамы.

 

[14] Джишну – букв. «победоносный», эпитет Арджуны.

 

[15] Джанардана – «возмущающий людей», эпитет Кришны.

 

[16] Кришна – здесь эпитет Драупади.

 

[17] Оба могущественных сына Панду, т. е. Арджуна и Бхимасена.

 

[18] Царь усопших – Яма, бог смерти и правосудия.

 

[19] Дамодара – букв. «имеющий шнур вокруг своей поясницы», эпитет Кришны.

 

[20] Картикея – букв. «сын Криттики», Сканда, бог войны.

 

[21] Два сына Ашвинов – Накула и Сахадева.

 

[22] Радхея – букв. «сын (приемный) Радхи», Карна.

 

[23] Рама – здесь Парашурама.

 

[24] Паурандара – букв. «относящийся к Пурандаре (Индре)», название мифического оружия Индры или оружия, нахо дящегося под покровительством Индры.

 

[25] Яджнясени – букв. «дочь Яджнясены (т. е. Друпады)», Драупади.

 

[26] По религиозным представлениям хинду, благочестивый человек, сказавший что-либо однажды, уже не должен изменять своего решения, даже если оно абсурдно. Поэтому и Кунти, сказав: «наслаждайтесь ею совместно», но, сообразив, что сказала бессмысленное (ибо пандавы под милостыней имели в виду Драупади), предалась печали: ведь ска занное ею уже нельзя было изменить!

 

[27] Герой из рода Вришни, т. е. Кришна.

 

[28] Рохини – супруга Васудевы и мать Баларамы (Баладевы).

 

[29] Сестра их отца, т. е. Кунти, которая приходилась сестрой Васудеве, отцу Кришны и Баларамы (Баладевы).

 

[30] Страна света, управляемая Агастьей, т. е. юг.

 

[31] Уж не поставлена ли мне на голову нога презренного, т. е. не нанес ли он Друнаде оскорбления тем, что поставил ему, повержен ному, ногу на голову.

 

[32] Сомака – дед Друпады, принадлежавший к лунной династии. Царь из рода Сомаки – царь Друпада.

 

[33] Бхушунди – род оружия, представляющего собою приспособление из кожи для метания камней. Очевидно, разновидность праща.

 

[34] Сын Пришаты – Друпада.

 

[35] Готама – легендарный мудрец, принадлежавший к роду Ангираса, отец Шатананды и супруг Ахальи.

 

[36] Гириша – букв. «обитатель гор», Шива (Рудра).

 

[37] Бхава – букв. «сущий», эпитет Шивы.

 

[38] Северная гора, т. е. Хималаи.

 

[39] Лакшми – богиня красоты; то же, что и Шри.

 





Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой нажмите клавиши 'Ctrl'+'Enter'