ГАРМОНИЯ
обратный звонок
Позвоните нам
8 (916) 006-76-46
8 (495) 588-75-32

Йога клуб Мытищи

Детский центр

Танцы

Танцы для детей

Шахматная школа

Услуги

Календарь событий

Мастер-классы

Тренинги, семинары

Контакты

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
поиск
 
подписка на новости
 

Сказание о жительстве Арджуны в лесу Главы 200-210

Главная    |   Библиотека    |   О йоге    |   Махабхарата    |   Махабхарата Книга первая Адипарва    |   Сказание о жительстве Арджуны в лесу Главы 200-210

Сказание о жительстве Арджуны в лесу

Глава 200

Джанамеджая сказал:

 

Когда таким образом благородные пандавы получили царство в Индрапрастхе, о богатый аскетическими подвигами, что потом делали все они, мои давние великие духом предки? И каким образом Драупади, законная их супруга, последовала за ними? И как пять великославных повелителей людей, живя с одною Кришной, не поссорились между собой? Я желаю услышать подробно, о богатый подвигами, обо всем поведении их, сочетавшихся с тою Кришной.

 

Вайшампаяна сказал:

 

С дозволения Дхритараштры получив царство, пандавы – тигры среди мужей и укротители врагов – наслаждались вместе с Кришною блаженством (в Кхандавапрастхе). Обретя царство, Юдхиштхира, наделенный большим могуществом и верный данному слову, вместе с братьями законом охранял землю. Покорив своих врагов, премудрые сыновья Панду, преданные закону и правде, жили там в великом счастье. Исполняя всякие обязанности по отношению к горожанам, те быки среди мужей восседали на драгоценных царских сидениях.

 

Однажды, когда они, благородные, все сидели так, туда пришел случайно божественный мудрец Нарада. И предложил ему Юдхиштхира свое сверкающее сидение. И когда божественный мудрец уселся, мудрый Юдхиштхира сам преподнес ему почетное питье согласно принятому обычаю и поведал ему о (состоянии) своего царства. И, приняв эти почести, мудрец возрадовался душою и, восславив его благословениями, сказал ему: «Садись». И, получив дозволение, он сел.

Тогда царь Юдхиштхира послал (сообщить) Кришне о прибытии блаженного (Нарады). И Драупади, лишь только услышала (об этом), совершила обряд очищения и сосредоточенная пошла туда, где восседал Нарада вместе с пандавами. Поклонившись стопам божественного мудреца, благочестивая дочь Друпады, хорошо облаченная, остановилась тогда (перед ним) с почтительно сложенными ладонями. И справедливый Нарада, правдоречивый и великославный, лучший из мудрецов, произнес этой безупречной царской дочери различные благословения и сказал ей: «Ступай».

 

Между тем как ушла Кришна, блаженный риши сказал по секрету всем пандавам с Юдхиштхирой во главе: «Славная царевна из рода панчалов является единой законной супругой для всех вас. Пусть же будет установлен (между вами) такой порядок поведения, чтобы не возникло у вас тут раздора. Жили (некогда) вместе два асура – два брата Сунда и Упасунда, никем не победимые и прославленные в трех мирах. Они управляли одним царством, жили в одном доме, спали на одном ложе, сидели на одном сидении, ели одну пищу, но убили друг друга из-за Тилоттамы.[1] Поэтому, да сохранится у вас дружба по отношению друг к другу. Поступай так, о Юдхиштхира, чтобы не было тут разлада между вами.

 

Юдхиштхира сказал:

 

Чьи сыновья были асуры Сунда и Упасунда, о великий отшельник, каким образом возник у них раздор и как они убили друг друга? И чья дочь была та Тилоттама, из-за которой опьяненные любовью они убили друг друга? Апсара она, или же дочь божества? Обо всем этом, как случилось, о богатый подвигами, мы желаем подробно услышать, о брахман, ибо любопытство наше велико.

 

Так гласит глава двухсотая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 201

Нарада сказал:

 

Выслушай же от меня подробно, о сын Притхи, вместе с братьями это древнее предание, как все происходило, о Юдхиштхира! Некогда родился в роду великого асура Хираньякашипу[2] могучий владыка дайтьев, по имени Никумбха, наделенный великою силой. У него родились два сына, отличавшиеся большим геройством и страшною силой. Они ели вместе, один без другого не ходили, друг для друга делали приятное и приятное говорили друг другу.

 

Имея одинаковый нрав и обычай, они (были) как бы одним (существом), разделенным надвое. И оба они выросли очень храбрыми, имея во (всех) делах единое решение. Они приняли решение покорить три мира и, совершив религиозные обряды, отправились к (горе) Виндхья и там предались суровому подвижничеству. И оба они в течение долгого времени пребывали там в покаянии, истощенные от голода и жажды, отпустив косу на голове и нося мочальное платье. С телами, покрытыми грязью, они жили там, питаясь воздухом. Принося в жертву (куски) своего мяса, стоя на кончике большого пальца ноги, с руками, поднятыми вверх, и не мигая (глазами), исполняли они так долгое время суровый обет. И вот произошло там такое чудо: накаленная за длительный период силою их подвижничества (гора) Виндхья стала испускать пар.

 

Видя суровое их покаяние, боги перепугались и стали чинить тогда препятствия, чтобы помешать их подвигу. Они постоянно соблазняли их драгоценными камнями и женщинами, но они оба, соблюдая великий обет, не нарушили своего обета. Тогда боги вновь применили к тем благородным (братьям) силу своей майи: сестры, матери и жены их и (другие) родственники, преследуемые ракшасом, который держал в руке копье, – все с растрепанными волосами и украшениями, и, сбросив совсем одежды, в ужасе прибежали к ним, вопя: «Спасите нас!» Но они, соблюдая высочайший обет, не нарушили его.

И когда ни один из них не выказал колебания или сострадания, то женщины те и ракшас – все исчезли. Тогда сам Брахма, прародитель вселенной, явился к могучим асурам, чтобы вознаградить их (достойным) даром. Увидев господа и прародителя (мира), те братья – Сунда и Упасунда, одаренные великою силой, остановились с почтительно сложенными ладонями. И сказали тогда они вместе владыке-прародителю: «Если прародитель удовлетворен этим нашим подвигом, то пусть оба мы узнаем (тайны) волшебства и оружия, пусть будем могущественными, пусть сможем изменять свой вид по желанию и (да будем мы) бессмертными, если благосклонен к нам владыка».

 

Прародитель сказал:

 

Кроме бессмертия, все другое, испрошенное вами, будет у вас. Но изберите иную форму смерти, (через которую вы достигнете) равенства с бессмертными. Так как великий подвиг был предпринят (вами) при мысли: «Достигнем этого», то по этой самой причине бессмертие (вам) не дается. Ведь ради покорения трех миров вами исполнен (сей) подвиг. Поэтому, о владыки дайтьев, я не (могу) исполнить вашего желания».

 

Сунда и Упасунда сказали:

 

Какое бы создание, движущееся или неподвижное, ни было в трех мирах, – пусть перед ним не будет у нас страха, кроме как друг перед другом, о прародитель!

 

Прародитель сказал:

 

Это желание ваше, о котором вы сейчас просили, я исполню, как было сказано. И смерть для вас наступит в такой именно форме.

 

Нарада сказал:

 

И прародитель, дав им обоим этот дар и отвратив их от аскетического подвига, отправился тогда в мир Брахмы. А те оба владыки дайтьев, непобедимые во всем мире, получив все дары, возвратились в свое собственное жилище. Увидев, что эти могучие асуры достигли своих желаний и получили дары, друзья и родственники их пришли от них в восхищение.

Тогда те асуры, удалив косы на головах своих, увенчали их венками и стали носить драгоценные украшения, надели чистые одежды. Они вызывали лунный свет не в обычное время, и он удовлетворял все их желания. И были весьма довольны оба владыки дайтьев, а также их друзья. «Кушайте, накормите, наслаждайтесь, пойте, пейте, дайте», – такие слова постоянно раздавались в каждом доме. И от больших попоек, (происходивших) повсюду и оглашавшихся громкими рукоплесканиями, был весел и радостен весь город дайтьев. Меж тем как дайтьи, принимая по своему желанию разные облики, предавались многие годы таким разнообразным и многочисленным удовольствиям, – им (казалось), будто прошел один единственный год.

 

Так гласит глава двести первая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 202

Нарада сказал:

 

И когда окончилось празднество, оба они, домогаясь (господства) над тремя мирами, посоветовались (между собою) и отдали распоряжение своему войску. С дозволения друзей, старейших дайтьев и советников, они совершили обряды, связанные с выступлением в поход, и ночью при созвездии Магха[3] отправились в путь. Они выступили с могучим и преданным войском, состоящим из дайтьев, вооруженных дубинами и копьями, пиками и булавами.

В великой радости отправились они, и певцы прославляли их благословениями и хвалениями, предвещавшими победу. И оба дайтьи, неистовые в бою, способные двигаться (всюду) по желанию, поднявшись на небо, направились к местопребыванию самих богов. Боги же, узнав о их появлении, а также о том даре, который дал им владыка, покинули тогда небесный мир Индры и удалились в мир Брахмы. Наделенные страшным могуществом оба они, покорив мир Индры, победили и сонмы якшей, ракшасов и прочих существ, движущихся по воздуху. Затем эти могучие асуры, победив змеев-нагов,[4] находящихся под землей, покорили обитателей морей и все племена млеччхов.

 

 Намереваясь далее покорить всю землю, они, обладатели суровой власти, созвали воинов и дали им строжайший приказ: «Царственные мудрецы и дваждырожденные великими жертвориношениями и возлияниями усиливают могущество и силу богов, а также их благосостояние. И раз последние усиливаются таким образом, все (их пособники) становятся врагами асуров. (Поэтому) все мы, соединившись вместе, должны полностью истребить их!». Так приказав всем на восточном берегу великого океана и приняв столь жестокое решение, оба они ринулись во все стороны.

 

При виде брахманов, которые совершали жертвоприношения (различными) жертвами и которые совершали их для других, – они с жестокостью их всех убивали. А воины, верные тем (асурам), хватая священные огни в обителях мудрецов, чьи мысли были погружены в размышление, – бросали их в воду. И проклятия, которые изрекались в гневе благородными подвижниками, – даже они не действовали на (асуров), проникающих всюду благодаря (силе) дара, данного им (Брахмой).

Между тем как их проклятия не оказали на них действия, словно это были стрелы, пущенные в камни, – дваждырожденные тогда разбежались, бросив свои аскетические занятия. И те, которые на земле преуспели в аскетических подвигах, обуздав себя и погрузившись в спокойное размышление, – тоже разбежались из страха перед ними, подобно тому как змеи (убегают) от страха перед сыном Винаты.[5] Весь мир, в котором были разрушены и растоптаны обители и разбросаны кувшины и ковши для жертвоприношений, совсем опустел, словно он был уничтожен часом гибели.

 

Когда же царственные и (другие) мудрецы скрылись из глаз, оба могучих асура, решив истребить их, стали принимать (различные) формы. То приняв вид обезумевших слонов с разодранными щеками, они отправляли (отшельников), даже скрывшихся в ущельях, в обиталище Ямы. То обратившись в львов, то опять в тигров, то исчезая вновь, свирепые, они теми или иными средствами, увидев аскетов, убивали их. И прекратились тогда на земле жертвоприношения и чтения вед, истреблены были цари и дваждырожденные, не стало на ней празднеств и жертвенных обрядов.

 

Оглашаемая воплями «ах» и «ох» и терзаемая ужасом земля, на которой исчезли торговля и рынки и прекратились религиозные обряды и браки, исчезло земледелие и скотоводство, земля с разрушенными городами и обителями, усеянная костями и скелетами, приобрела ужасный вид. И мир весь, в котором прекратились обряды возлияния усопшим предкам и замолкли восклицания «вашат», и где не стало торжественных церемоний, – сделался страшным на вид и тяжелым для взора. Месяц и солнце, планеты и звезды, созвездия и небожители при виде тех деяний Сунды и Упасунды предались печали. Так, покорив все страны спета своими жестокими деяниями, оба дайтьи, не имеющие соперников, поселились на Курукшетре.

 

Так гласит глава двести вторая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 203

Нарада сказал:

 

Тогда божественные мудрецы все, сиддхи и величайшие риши при виде этого великого истребления впали в великую скорбь. Обуздавшие свой гнев, свои души и чувства они пошли тогда к обиталищу прародителя из сострадания к миру. И увидели они прародителя, сидевшего вместе с богами и окруженного со всех сторон сиддхами и мудрецами-брахманами.

 

Там были: господь Махадева, Агни вместе с Ваю, Месяц и Солнце, Дхарма и мудрый Парамештхин. Там были вайкханасы[6] и валакхильи, ванапрастхи[7] и маричипы;[8] всемогущие существа аджи[9] и авимудхи[10] и могущественные отшельники. Все эти риши восседали подле прародителя. И тогда все великие мудрецы, приблизившись вместе (к Брахме), сообщили ему о всех деяниях Сунды и Упасунды. Они подробно рассказали прародителю обо всем, что было совершено ими, как совершено и в каком порядке. И, изложив ему все это, боги и величайшие риши все стали торопить прародителя. И тогда прародитель, выслушав все их речи и помыслив с минуту, принял решение, что нужно сделать, повелел истребить тех (асуров) и позвал Вишвакармана.[11] И, увидев Вишвакармана, прародитель, вершитель великих подвигов, повелел ему: «Сотвори прекрасную деву, которой домогались бы все».

 

И, поклонившись прародителю и одобрив его повеление, он, обдумав старательно, сотворил божественную деву. Все, что ни было чудесного в трех мирах – движущегося и неподвижного, – все то он старательно собрал отовсюду. И вложил он в ее члены драгоценные камни десятками миллионов. И он создал ее, одаренную божественной красою, сделанную из сочетаний драгоценных камней.

 

Созданная Вишвакарманом с величайшим старанием, она среди женщин в трех мирах была несравнима по красоте. И не было в членах ее даже самой мельчайшей частицы, которая не была бы наделена совершенством красоты и куда не приковывался бы взор взирающих на нее. Словно воплощенная богиня красоты, красавица та с прелестными формами очаровывала сердца и очи всех существ. И так как она была создана из сочетания отдельных частиц (величиною) с сезамовое семя, (взятых) от различных драгоценных камней, – прародитель нарек ей имя Тилоттама.[12]

 

Прародитель сказал:

 

Ступай, о Тилоттама, к асурам Сунде и Упасунде. Соверши соблазн своей пленительной красою. Действуй так, чтобы между ними от одного лишь (твоего) вида произошла из-за тебя ссора, под влиянием совершенства (твоей) красоты.

 

Нарада сказал:

 

Она выразила согласие и, сказав «хорошо», поклонилась прародителю и обошла слева направо собрание премудрых. Бхагаван[13] сидел, обратившись лицом на восток, Махешвара[14] – обратившись на юг, боги сидели лицом к северу, а риши – обратившись во все стороны. И в то время как она совершала там это почтительное обхождение собрания, Индра и величественный Стхану (только одни) устояли в своем спокойствии. Когда она проходила сбоку (Стхану), сильно жаждавшего ее видеть, то (у него) с южной стороны появилось другое лицо, украшенное загнутыми кончиками ресниц. Когда она оказалась позади (него), лицо появилось с западной (его) стороны; когда же она проходила с другого бока – лицо появилось с северной (его) стороны.

 

У великого же Индры, (который тоже жаждал смотреть на нее), с боков, сзади и спереди – всюду появилась тысяча глаз, больших, с красными краями. Таким образом великий бог Стхану сделался некогда четырехликим и таким же точно образом и губитель Бали сделался тысячеглазым. А у сонмов богов и у риши лица обращались во все стороны, где бы ни проходила Тилоттама. Взор их всех, благородных, кроме прародителя, верховного божества, падал на ее тело. Когда же она отправилась (к братьям-асурам), то боги и все наилучшие риши решили, что дело, (ради которого послана Тилоттама), уже закончено благодаря совершенствам ее красоты. И, когда Тилоттама ушла, творец мира отпустил всех богов и толпы риши.

 

Так гласит глава двести третья в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 204

Парада сказал:

 

Покорив землю, оба дайтьи, не имевшие соперников и свободные от болезней, привели три мира к спокойствию и этим закончили свои дела. Отобрав у богов и гандхарвов, якшей и змеев-нагов, царей и ракшасов все их драгоценности, они получили величайшее удовлетворение. Когда не осталось здесь никого, кто мог бы противостоять им, они оба оставили свои старания и проводили время подобно бессмертным. В женщинах, венках и благовониях, в разнообразных напитках и в (прочих) приятных и бесчисленных видах удовольствий они находили радость.

 

В теремах, в лесах и садах, на горах и в рощах и в (других) местах, которые были им приятны, они проводили время, словно бессмертные. Как-то однажды они пришли на хребет гор Виндхья, образующий плоскогорье из ровных камней, желая предаться удовольствиям среди деревьев шала, увенчанных цветущими вершинами. Между тем как туда были доставлены всякие чудесные предметы, удовлетворявшие все желания, они весело уселись вместе с женщинами на прекрасных сидениях. Затем женщины ради их удовольствия стали ублажать их музыкой и танцами и распевать песни, прославлявшие их.

 

В это время Тилоттама, сбросив одежду и прикрывшись одним лишь куском красной ткани, собирала цветы в том лесу. Срывая цветы с деревьев каникара,[15] растущих по берегам реки, она медленно пришла к тому месту, где находились оба великих асура. Они же, напившись превосходного питья, с глазами, у которых края покраснели от опьянения, увидев ее, прекраснобедрую, были поражены. Оба они вскочили и, оставив сидения, пошли туда, где стояла она.

Оба они были опьянены страстью, оба домогались ее. Сунда схватил рукою прекраснобровую за правую руку, а Упасунда схватил Тилоттаму за левую руку. Опьяненные даром, данным им (Брахмой), своей телесной силой, богатством и драгоценными камнями, опьяненные питьем хмельного и всякими напитками, они нахмурили брови один против другого и сказали друг другу, проникнувшись опьяняющей страстью: «Она моя супруга, а твоя повелительница!» – воскликнул Сунда. «Она моя супруга, а твоя свояченица!» – промолвил Упасунда. «Не твоя она, а моя!» – говорили они (друг другу); и обоих их охватила ярость. Тогда из-за нее оба они схватили свои страшные булавы. И, схватив свои страшные булавы, оба они, опьяненные страстью к ней, с криками «я раньше, я раньше!» ударили друг друга. Получив удар булавой, страшные, они упали на землю, и тела их были залиты кровью, словно это были два солнца, упавшие с неба.

 

Тогда все женщины разбежались, а толпа дайтьев ушла в преисподнюю, дрожа от горя и страха. И прародитель, обладая чистой душою, вместе с богами и великими риши пришел туда, желая почтить Тилоттаму. И когда Брахма предложил ей дар, она выбрала любовь. И обрадованный прародитель сказал тут ей: «Ты будешь странствовать в мирах, посещаемых Адитьями, о прелестная дева! И вследствие твоей красоты никто не сможет наглядеться на тебя». Так дав ей дар, прародитель и владыка всех миров, поручив Индре три мира, отправился в мир Брахмы.

 

Так они оба, будучи (всегда) вместе и имея во всех делах одну цель, из-за Тилоттамы убили в гневе друг друга. Поэтому из расположения я говорю всем вам, наилучшим в роду Бхараты, чтобы среди всех вас не было здесь раздора из-за Драупади. Благо вам! Поступайте же так, если желаете (сделать) мне приятное.

 

Вайшампаяна сказал:

 

Когда сказал так великий мудрец Нарада, те благородные (пандавы, посоветовавшись) друг с другом, о царь, приняли совместно такое условие в присутствии божественного мудреца Парады, наделенного неизмеримою силой: «Если один из нас предстанет перед другим, который будет сидеть вместе с Драупади, то он должен будет жить в лесу в течение двенадцати лет, соблюдая обет воздержания». И когда такое условие было принято добродетельными пандавами, великий отшельник Нарада, довольный (ими), отправился в желанные края. Так некогда было заключено условие пандавами, побужденными Нарадой. И все они (никогда) не вступали в споры друг с другом, о Бхарата!

 

Так гласит глава двести четвертая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 205

Вайшампаяна сказал:

 

Заключив такое условие, пандавы продолжали жить там. Силою своего оружия они подчинили своей власти (многих) других царей. А Кришна стала послушна всем пятерым сыновьям Притхи, тем львам среди мужей, одаренным неизмеримою силой. Они были удовлетворены ею, а она была весьма довольна теми пятью супругами, героями, подобно тому как (река) Сарасвати – слонами. И меж тем как благородные пандавы поступали справедливо, кауравы все преуспевали, они были свободны от греха и исполнены счастья.

 

Как-то по истечении долгого времени, о владыка народов, у некоего брахмана какие-то грабители похитили коров, о лучший из царей! И когда добро то похищалось (ими), брахман вне себя от гнева пришел в Кхандавапрастху и стал выговаривать пандавам: «Мой скот похищается силою из этих ваших владений безумными злодеями; преследуйте же их, о пандавы! У нерадивого брахмана жертвенное масло похищают вороны! В пустую пещеру тигра вторгается подлый шакал! Но когда собственность брахмана похищают грабители, когда значение справедливости падает, когда я сам плачу, – то пусть будет применено оружие!».

 

И когда брахман тот сетовал близ (дворца), его слова услышал Дхананджая, сын Панду и Кунти. И лишь только услышал он, могучерукий, сказал тому дваждырожденному: «Не бойся!». А там, где находилось оружие благородных пандавов, уединился (в то время) вместе с Кришною Юдхиштхира, царь справедливости. И пандава, сын Кунти, не будучи в состоянии ни войти (туда), ни пойти (на помощь брахману), понуждаемый все снова и снова словами несчастного и удрученный его стенаниями, подумал: «В то время, когда похищают добро у благочестивого брахмана, я должен утереть его слезы, так решено.

Великий грех постигнет царя от пренебрежения своими обязанностями, если я не защищу его, когда он плачет у (наших) ворот. Ведь может в этом мире установиться мнение о нашем собственном безверии, даже если (мы будем продолжать) оказывать покровительство, и грех коснется нас. Если я уйду, не спросившись у царя Аджаташатру, то, несомненно, ему и также мне будет неприятно. Если же я войду к царю, то мне предстоит жительство в лесу. Либо быть великому беззаконию, либо же моей смерти в лесу. Но справедливость ведь выше, нежели даже уничтожение тела».

Так решив, Дхананджая, сын Кунти, вошел к царю и испросил у него дозволения, о владыка народов! И, взяв оттуда лук, он, возрадовавшись, сказал брахману: «Пойдем скорее, о брахман, пока те подлые грабители не ушли далеко. До тех пор мы будем преследовать их вместе, пока я не верну из рук похитителей твое добро». И он, могучерукий, вооруженный луком и панцырем, одинаково искусный (в сражениях) и на левую руку, пустился преследовать грабителей на колеснице со знаменем ипобедил их, поражая стрелами. Вернув то добро брахману и снискав себе славу, доблестный пандава Савьясачин, укротитель врагов, возвратился в город.

 

Поклонившись старшим и почтенный ими, он так сказал Дхарма радже: «Я должен исполнить обет: мною нарушен договор, ибо я видел тебя (сидящим с Драупади). Я удалюсь на жительство в леса, ибо такое условие было принято нами». «Как!» – воскликнул царь закона Юдхиштхира, услышав внезапно неприятное слово; и, опечаленный горем, сказал взволнованным голосом брат своему брату, стойкому и с вьющимися волосами: «Если ты почитаешь меня, то выслушай от меня слово, о безупречный! Ту неприятность, которую ты оказал мне, о герой, когда вошел ко мне, ее я полностью извиняю, и нет неудовольствия в моем сердце. Ведь если младший брат входит к старшему, то это не проступок. Когда же старший брат входит к младшему, то он нарушает правила приличия. Откажись же (от этого), о могучерукий, поступи согласно моим словам. Ведь тобою закон не нарушен и не оказано тобою пренебрежения ко мне».

 

Арджуна сказал:

 

«Не должно соблюдать закон посредством самообмана», – так я слышал от тебя. И я не отклонюсь от правды. В правде я имею оружие.

 

Вайшампаяна сказал:

 

И с дозволения царя он принял обет воздержания и отправился на жительство в лес на двенадцать лет.

 

Так гласит глава двести пятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 206

Вайшампаяна сказал:

 

Когда могучерукий Арджуна, возвеличивший славу кауравов, уходил (в лес), его провожали благородные брахманы, искушенные в ведах, и те, кто были хорошо сведущи в ведах и ведангах и те, кто погружались в созерцание высочайшего духа, те, кто были чудесными странниками, преданными божеству, и те, кто были сказителями пуран или иными рассказчиками, о царь, те, кто представляли собою нищенствующих монахов и лесных жителей, а также те дваждырожденные, которые сладостно распевают чудесные сказания.

Сопровождаемый этими и многими другими спутниками, которые умели красиво рассказывать, шествовал сын Панду, будто Индра – в сопровождении Марутов. Прекрасные, живописные леса и озера, реки и моря, о Бхарата, края и места священных омовений увидел лучший потомок Бхараты. И, достигнув Врат Ганги,[16] тот властелин поселился там.

 

Услышь же от меня, о Джанамеджая, о необычайном подвиге, который совершил там величайший из сынов Панду, могучий воин, сражающийся на колеснице, с чистой душою. В то время как сын Кунти поселился там вместе с брахманами, о Бхарата, последние развели во множестве священные жертвенные огни. И когда благородные и ученые (брахманы), совершившие омовение, обуздавшие страсти и пребывающие на верном пути, разводили на берегах (священной реки) огонь, который пылал, поглощая жертвенную пищу и приношения из цветов, – те Врата Ганги блистали чрезвычайно.

 

Однажды в том месте, переполненном (брахманами), сын Панду и Кунти вошел в Гангу, чтобы совершить омовение. И, совершив там омовение и ублажив (этим) усопших предков, он, могучерукий, намеревался уже выйти из воды, о царь, чтобы совершить возлияние огню, но (внезапно) был увлечен в воду дочерью змеиного царя – Улупи, о великий царь, побуждаемой богом любви. И пандава увидел там в ярко сверкающем дворце змея Кауравьи хорошо разложенный огонь. Тогда сын Кунти Джананджая совершил жертвоприношение огню. И пожиратель жертв (Агни) был удовлетворен им, кто без колебания принес ему жертву. Совершив жертвоприношение огню, Каунтея сказал, улыбаясь, дочери царя нагов такие слова: «Зачем ты проявила это насилие, о робкая красавица, и что это за прелестная страна? Кто ты? И чья ты дочь?

 

Улупи сказала:

 

Есть змей по имени Кауравья, родившийся в роду Айраваты. Я дочь его, о Партха, змея по имени Улупи. Лишь только я увидела тебя, вошедшего в реку для омовения, о Каунтея, как была поражена Кандарпой[17]. Осчастливь же меня, терзаемую из-за тебя богом любви. У меня нет никого другого, о потомок Куру, отдайся же мне тайно.

 

Арджуна сказал:

 

О милая, царем справедливости определен мне обет воздержания сроком на двенадцать лет и я не волен располагать собою. Но все же я желаю сделать тебе приятное, обитательница вод! Никакая неправда и ранее никогда не изрекалась мною. Каким же образом я должен поступить, чтобы не было неправды, и было бы удовольствие для тебя и чтобы не пострадал мой закон, о змея?

 

Улупи сказала:

 

Я знаю, о сын Панду, почему ты странствуешь по земле и почему старший брат твой определил тебе сей обет воздержания. «Если один из нас войдет из пренебрежения к другому, уединившемуся с дочерью Друпады, тот должен, (живя) в лесу, соблюдать в течение двенадцати лет обет воздержания», – такой уговор был заключен между вами. И этот (уговор), что один из вас (должен будет) жить в изгнании, был заключен из-за Драупади. Тогда он имел для тебя значение закона. В данном же случае закон не будет нарушен. Ведь долг одинаково состоит и в спасении страдающих, о большеглазый!

 

Оттого, что ты спасешь меня, закон твой не пострадает. И если бы даже имело место нарушение закона, хотя бы самое незначительное, то оно как раз и будет твоею добродетелью благодаря тому, что ты возвратишь мне жизнь, о Арджуна! Обладай же мною, уже обладаемой, о Партха! Это ведь мнение благочестивых, о повелитель! Если ты не сделаешь так, то считай меня мертвой. Спасением (моей) жизни, о могучерукий, исполни же высочайший закон. Я прибегаю сегодня к твоей защите, о лучший из мужей! Ты постоянно оказываешь покровительство опечаленным и тем, кто лишен покровителей, о Каунтея! Я прибегаю к твоему покровительству и я плачу, страдая. Я прошу тебя, исполненная желаний. Поэтому сделай мне приятное. Отдавшись мне, ты должен удовлетворить меня.

 

Вайшампаяна сказал:

 

И когда сказала так дочь владыки змей, сын Кунти сделал все так (как просила она), основываясь на законе. И, проведя с нею ночь во дворце змеиного (царя), он, могущественный, встал с восходом солнца и ушел из обиталища Кауравьи.

 

Так гласит глава двести шестая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 207

Вайшампаяна сказал:

 

Рассказав обо всем том брахманам, о Бхарата, сын Громодержца отправился тогда на склоны Хималая. Достигнув Агастьяваты[18] и горы Васиштхи,[19] сын Кунти затем на Бхригутунге[20] совершил для себя очищение. И роздал он тысячи коров в святых местах и обителях, а также дома дал брахманам лучший из кауравов. Совершив омовение в священном месте Хираньябинду,[21] лучший из мужей увидел лучшую из гор и святые места.

 

Спустившись оттуда, лучший из мужей, бык из рода Бхараты, вместе с брахманами, о Бхарата, направился в восточную страну, желая (повидать те края). И увидел лучший из кауравов одно за другим места священных омовений и прелестную реку Утпалини[22] в лесу Наймиша. А также (увидел он реки): Нанду[23] и Апарананду[24] и достославную Каушики, великую реку Гаю[25] и Гангу, о Бхарата! Так обозревая все места священных омовений и обители, совершая для себя очищение, он раздавал брахманам имущество. Какие ни были в странах Анга, Ванга[26] и Калинга места омовений и (другие) священные места – все их посетил он. Увидев их, он согласно установленным обычаям роздал там (много) богатства. У врат царства Калинга брахманы, провожавшие пандаву, отпустили сына Кунти и возвратились (домой).

 

А герой Дхананджая, сын Кунти, с их дозволения отправился с немногими спутниками туда, где находился океан. Проходя (страну) калингов и видя (на своем пути живописные) края и чудесные места паломничества, герой тот шествовал все дальше. Увидев горную цепь Махендра,[27] украшенную отшельниками, он медленно берегом моря направился к Маналуре.[28] Обойдя там все святые места для омовений и обители, о царь, он, могучерукий, пришел к царю, повелителю Маналуры, знатоку закона – Читравахане. У него была дочь по имени Читрангада, очаровательная видом. Ее, разгуливавшую в том городе, случайно увидел (Арджуна). И, увидев прекраснобедрую дочь Читраваханы, он влюбился в нее.

 

Явившись к царю, он объявил ему о своем намерении. Ему сказал тогда царь ласково такие слова: «Был в нашем роду царь по имени Прабхамкара, бездетный, но жаждущий (потомства). Ради приобретения потомства он предался суровому аскетическому подвигу. И тем суровым подвигом и усердным поклонением был удовлетворен благосклонный владыка Махадева, супруг Умы. Величественный, он даровал ему дар рождения по одному ребенку в каждом поколении. Поэтому в этом роду всегда рождается всякий раз только один ребенок. У всех моих предков последовательно рождались мальчики.

 

У меня же родилась эта дочь несомненно как продолжательница рода. «Это мой сын!» – такая мысль (возникла) у меня, о лучший из мужей! На основании такого довода она была объявлена путрикой, о бык из рода Бхараты! Да будет твоим свадебным подарком то, что (сын), родившийся от нее, пусть станет здесь продолжателем рода. На таком условии возьми ее, о пандава!». И сын Кунти выразил свое согласие и сказал «хорошо!». Он взял его дочь и прожил вместе с нею в том городе три года.

 

Так гласит глава двести седьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 208

Вайшампаяна сказал:

 

Затем этот бык из рода Бхараты пошел в святые места у (берегов) южного океана, непорочные и украшенные подвижниками. Но подвижники избегали там пять святых мест, которые прежде, однако, были населены отшельниками. (Места эти назывались): Агастьятиртха, Саубхадра и Паулома, весьма священная; Карандхама, благоприятная, которая способна давать плоды, как от жертвоприношения коня, и тиртха[29] Бхарадваджи, великая искупительница грехов. Увидев эти безлюдные святые места и узнав, что их избегают благочестивые отшельники, пандава, потомок рода Куру, спросил тогда отшельников, сложив почтительно руки: «Почему этих святых мест избегают подвижники, искушенные в ведах?».

 

Отшельники сказали:

 

Пять, крокодилов обитают в них и хватают отшельников. Поэтому этих святых мест все избегают, о потомок рода Куру!

 

Вайшампаяна сказал:

 

Услышав так от них, могучерукий (Арджуна), лучший из мужей, хоть и удерживаемый отшельниками, пошел посмотреть те святые места. И вот, придя к Саубхадре, прелестной тиртхе великого риши, герой, укрощающий врагов, быстро окунувшись, совершил омовение. В это время обитавший в воде огромный крокодил схватил в воде сына Кунти, Дхананджаю, тигра среди мужей. Но могучерукий Каунтея, сильнейший из сильных, крепко схватил обитателя вод, хотя тот и отбивался, и вышел оттуда.

 

И вытащенный (на берег) достославным Арджуной крокодил тот обратился в прекрасную женщину, украшенную всеми украшениями. Очаровательная, наделенная божественными формами, о царь, она сияла красотою. Увидев то великое чудо, сын Кунти Дхананджая, крайне обрадованный, сказал деве такие слова: «Кто ты, о прелестная, и почему ты живешь в воде? И зачем совершила некогда великий грех?».

 

Дева сказала:

 

Я – апсара, о могучерукий, по имени Варга, скитавшаяся в лесах богов и всегда желанная владыке богатства (Кубере), о могущественный! У меня есть четверо других подруг. Все они прелестны и по желанию переносятся из одного места в другое. Однажды вместе с ними я отправилась в град хранителя мира. И тогда все мы увидели красивого брахмана, исполнявшего суровый обет. Он в уединении изучал веды. От его аскетических подвигов, о царь, тот лес был окружен сиянием.

 

Как солнце он озарял все то место. Увидев подвиг его и такую красоту, необычную для взоров, мы спустились в то место с желанием учинить помеху для его подвигов. Я и Саурабхейи, Самичи, Будбуда и Лата[30] подошли одновременно к этому брахману, о Бхарата, распевая, смеясь и всячески соблазняя дваждырожденного. Но он нисколько не обратил на нас своих мыслей, о герой! Обладая великой аскетической силой, он не дрогнул, пребывая в глубоком размышлении. И, разгневавшись, тот брахман проклял нас, о бык среди кшатриев: «Обратившись в крокодилов, вы будете жить в воде в течение ста лет!».

 

Так гласит глава двести восьмая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 209

Варга сказала:

 

Тогда, о лучший из рода Бхараты, мы все в унынии прибегли к защите этого брахмана, богатого подвигами и непоколебимого: «Возбужденные красотою, молодостью и богом любви, мы поступили непристойно. Благоволи же простить нас, о дваждырожденный! Это нас постигла достойная кара, о богатый подвигами, за то, что мы явились сюда для того, чтобы соблазнить тебя, твердого душою! Но женщин не должно убивать – так считают многие (мудрецы), искушенные в законе. Поэтому, согласно закону, ты, о знающий закон, не должен губить нас. Ведь говорится же, что брахман – друг всего живого. Да оправдается же, о прелестный, это слово мудрых. Ученые защищают тех, кто прибег к их защите. Мы же прибегаем к твоей защите. Поэтому ты благоволи простить нас».

 

Вайшампаяна сказал:

 

И когда так было сказано, добродетельный брахман, вершитель добрых дел, равный блеском солнцу или месяцу, о герой, проявил свою милость (к нам).

 

Брахман сказал:

 

Сто, тысяча и всё – все эти (три) слова выражают вечность; но это число сто, (которое произнесено мною), не означает такой вечности. И когда вас, обратившихся в крокодилов, хватающих в воде людей, вытащит из воды на сушу лучший из мужей, тогда вы все снова примете свой (прежний) вид. Никогда и раньше неправда не произносилась мною, хотя бы в шутку. И все те святые места (где вы будете обитать) с этой норы получат всюду известность под названием Наритиртхи («Святые места женщин») и будут для мудрых священными и очищающими от грехов.

 

Варга сказала:

 

Тогда, почтив этого брахмана и обойдя вокруг слева направо, мы в великой печали ушли с того места и стали размышлять: «Где же именно мы все в короткое время встретим того мужа, который снова вернет нам прежний вид?». Когда мы размышляли так, в ту же минуту, о Бхарата, мы увидели славного божественного мудреца Нараду. Мы все обрадовались, увидев этого божественного мудреца, обладавшего безмерным блеском. Приветствовав его, о Партха, мы остановились (перед ним) со смущенными лицами.

 

Он спросил нас о причине нашего горя, и мы рассказали ему обо всем. Услышав о том, как все произошло, он сказал такие слова: «На берегу южного моря есть пять мест омовений. Они священны и прекрасны. Отправляйтесь туда немедленно. Там тигр среди мужей – Дхананджая, сын Панду, одаренный чистой душою, скоро избавит вас от этого несчастья; тут нет сомнения!». И все мы, услышав его слова, о герой, пришли сюда. Так это действительно правда: сегодня я освобождена тобою, о безупречный! Но те другие четыре мои подруги (все еще) находятся в воде. Сделай же доброе дело, о герой, освободи их всех.

 

Вайшампаяна сказал:

 

И тогда лучший из пандавов, доблестный, свободный от душевной печали, о владыка народов, избавил и их от того проклятия. И, выйдя из воды и приняв вновь свой (прежний) вид, те апсары, о царь, стали тогда как прежде. И, очистив те святые места и дозволив тем (апсарам) удалиться, Арджуна отправился в город Маналуру вновь повидать Читрангаду. Увидев своего сына, (которого) он произвел от нее, уже царем (по имени) Бабхрувахана, пандава, о царь, направился в Гокарну.

 

Так гласит глава двести девятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

Глава 210

Вайшампаяна сказал:

 

Одаренный безмерной силой Арджуна посетил в других краях одно за другим святые места и обители. И, посетив все те святые места и обители, которые находились у западного моря, он прибыл в Прабхасу.[31] Меж тем как непобедимый Бибхатсу достиг пределов Прабхасы и посещал там места омовений, об этом услышал губитель демона Мадху. Тогда Мадхава совсем неожиданно явился к сыну Кунти. И увидели тогда друг друга в Прабхасе Кришна и пандава. Обняв друг друга и осведомившись о здоровье, друзья, (в прежнем своем рождении) божественные мудрецы Нара и Нараяна, уселись вдвоем в лесу.

 

И Васудева вопросил Арджуну о его странствиях: «Почему, о пандава, ты посещаешь эти святые места?». И Арджуна рассказал обо всем, что произошло. Услышав это, могучий потомок Вришнн сказал: «Да, это так!» Повеселившись вволю в Прабхасе, оба они, Кришна и пандава, отправились на гору Райватака[32] пожить там (некоторое время). Еще заранее по распоряжению Кришны слуги украсили ту гору и приготовили кушанья. Получив все и насытившись, Арджуна, сын Панду, вместе с Васудевой стал смотреть актеров и плясунов. Затем, попрощавшись со всеми и почтив их, пандава, исполненный великого блеска, направился к великолепному, хорошо приготовленному ложу.

 

И он рассказал Кришне о том, какие он видел святые места, горы, реки и леса, о Бхарата! И в то время как Каунтея рассказывал рассказы, о Джанамеджая, им овладел сон на том божественном ложе. Проснулся он, о безупречный, когда был разбужен сладостными песнями и звуками вины,[33] хвалебными песнопениями и благословениями.

 

Совершив необходимые обряды и будучи почтен Варшнеей,[34] он на золотой колеснице выехал в Двараку. Для оказания почестей сыну Кунти, о Джанамеджая, Дварака была разукрашена вплоть до увеселительных рощ. Жители Двараки, желавшие посмотреть на сына Кунти, вышли поспешно сотнями и тысячами на главную улицу. Сотни и тысячи женщин во (всех местах) зрелищ образовали огромную толпу из бходжей, вришниев и андхаков. И, приветствуемый всеми сыновьями бходжей, вришниев и андхаков, он почтил тех, кто был достоин почитания, и получил благословение от них. Радушно приветствуемый и чтимый всеми юношами герой вновь и вновь обнимал всех, равных себе по возрасту. И в великолепном дворце Кришны, полном драгоценностей и услад, жил он вместе с Кришною много ночей.

 

Так гласит глава двести десятая в Адипарве великой Махабхараты.

 

КОНЕЦ СКАЗАНИЯ О ЖИТЕЛЬСТВЕ АРДЖУНЫ В ЛЕСУ

 

 

 

Комментарии

[1] Тилоттама – имя прекрасной небесной девы, созданной Вишвакарманом, зодчим богов, и подосланной богами к братьям-асурам Сунде и Упасунде, которые убили друг друга из-за нее.

 

[2] Хираньякашипу – мифический царь демонов-дайтьев. Хираньякашипу был сыном Кашьяпы от Дити и бла годаря дару, полученному от Брахмы, сделался столь могущественным, что отнял у Индры его власть и притеснял три мира.

 

[3] Магха – десятое лунное созвездие, состоящее из пяти звезд.

 

[4] Змей-наги или просто наги – мифические змеевидные демоны, относящиеся к разряду полубогов. Наги имеют лицо человеческое, а хвост змеи, и обитают в Патале, подземном царстве.

 

[5] Сын Винаты – Гаруда, пожиратель змей.

 

[6] Вайкханасы – букв. «пустынники», название отшельников-брахманов, находящихся на третьей ступени религиозной жизни.

 

[7] Ванапрастхи – букв. «удалившиеся в лес», отшельники-брахманы, находящиеся на третьей ступени религиозной жизни.

 

[8] Маричипы – букв. «пьющие лучи солнца, питающиеся лучами солнца», разряд мифических отшельников.

 

[9] Аджи – букв. «неродившиеся», «извечно существующие», название всемогущих существ в индийской мифологии.

 

[10] Авимудхи – букв. «необолыценные», название особого класса риши-отшельников.

 

[11] Вишвакарман – букв. «делающий все», имя зодчего богов.

 

[12] Тилоттама – букв. «превосходнейшая от (сочетания отдельных частиц драгоценных камней) величиною с сезамовое семя». Тила – сезамовое семя (т. е. величиною с сезамовое семя) +уттама – превосходнейшая.

 

[13] Бхагаван – букв. «господь», «господин», здесь Шива.

 

[14] Махешвара – букв. «великий владыка», Индра.

 

[15] Карникара – дерево (Pterospermum acerifo lium) с цветами, очень красивыми, но без аромата.

 

[16] Врата Ганги – древнее название нынешнего Хардвара в Хималаях, представляющего собою открытые горы, через которые река Ганга спускается на равнины.

 

[17] Кандарпа – одно из имен бога любви.

 

[18] Агастьявата – священное место в Хималаях.

 

[19] Гора Васиштхи – одно из священных мест в Хималаях.

 

[20] Бхригутунга – гора Тунганатх, которая является одной из пяти гор (Панча-Кедара), расположенных вдоль цепи Хималаев, в Гарвале, и образующих священные места паломничества.

 

[21] Хирапьябинду – место паломничества в Хималаях.

 

[22] Утпалини – букв. «изобилующая лотосами», очевидно то же, что и Утпалавати, древнее название реки Байиар в Тинневели.

 

[23] Нанда – древнее название реки Магананда н Бенгале, протекающей восточнее реки Куши.

 

[24] Апарананда – то же, что и Алакананда, древнее название реки Бишенганги, притока Ганги в Гарвале.

 

[25] Гайа – древнее название города в Бихаре, который почитается местом паломничества.

 

[26] Ванга – древнее название восточной Бенгалии (включая также морской ее берег).

 

[27] Махендра – древнее название горной цепи Махендра-Мали, почитающейся одной из семи главных горных цепей в Индии; она отделяет Ганджам от долины Маханади и включает восточные Гаты между Маханади и Годавари.

 

[28] Маналура – древняя столица царства Калинга, называвшаяся также Манипура; ее отожествляют с Манпхур-Бундером, расположенным южнее Чикакола (Мадрасское президентство).

 

[29] Тиртха, т. е. место священных омовений.

 

[30] Здесь перечислены имена четырех апсар.

 

[31] Прабхаса – древнее название места паломничества на побережье Гуджерата, около Дварки и неподалеку от храма Соманатхи.

 

[32] Райватак – древнее название горы Гирнар, около Джунагара в Гуджерате.

 

[33] Вина – род музыкального инструмента, индийская лютня.

 

[34] Варшнея – букв. «потомок Вришни», прозвище Кришны.

 





Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой нажмите клавиши 'Ctrl'+'Enter'